Патология мышления зейгарник. Патологии мышления при шизофрении. Нарушение операциональной стороны мышления

Природа нарушения мышления при шизофрении по Б. В. Зейгарник

Зейгарник в своих работах указывает на то, что нарушения познавательной деятельности при шизофрении не являются изолированными, а выступают в структуре с другими нарушениями. Следующий тезис Зейгарник заключается в том, что в основе изменений мышления (и познавательной деятельности в частности) при шизофрении лежит патология мотивационно-личностного звена психической деятельности (т. Н. «личностная/смысловая смещенность» (Это не совсем синонимы, но в данном контексте их можно считать таковыми.) – и именно это является центральным дефектом и выступает в роли основного синдромообразующего фактора при шизофрении. Проявляться это будет не только при исследовании мышления, но и при исследовании других форм психической деятельности (памяти, восприятия, внимания etc).

Логика доказательств выстраивалась Зейгарник на основе проведения традиционных патопсихологических экспериментов, изучения биографий больных, анализа историй болезней и анамнестических сведений, а также отдельных приемов из экспериментов школы Левина. В итоге были получены доказательства того, что особенности познавательной деятельности больных шизофренией обусловлены спецификой мотивационно-потребностной сферы:

СФЕРА ПАМЯТИ

  • Эффект Зейгарник у больных шизофренией составляет примерно 1, 1 при норме 1, 9 – это можно объяснить тем, что больные просто не ставят перед собой задачу запомнить предъявляемую информацию;
  • У больных шизофренией отсутствует «эффект края», который тоже можно считать индикатором мотивационной «заряженности» испытуемых – его наличие считается признаком того, что испытуемый хотел запомнить предъявленную ему информацию;

СФЕРА ВОСПРИЯТИЯ

Классические эксперименты Е. Т. Соколовой: целью было провести анализ формирования образов восприятия у больных шизофренией и показать, что смысловая смещенность является значимым фактором. В качестве стимульного материала здесь выступали картинки разной степени абстрактности (от предметных изображений до пятен Роршаха), к которым давалось 3 варианта инструкций:

  • «глухая» инструкция;
  • «исследование воображения»;
  • «исследование интеллектуальных способностей и возможностей».
В качестве испытуемых выступали представители «группы нормы» и 3 группы больных (шизофреники, эпилептики и пациенты с лобным синдромом (у «лобных» тоже страдает фактор регуляции и контроля, а эпилептиков включили в выборку как антиподов шизофреников в плане многих особенностей психической деятельности.).

По итогам эксперимента выяснилось, что в «нормальной» группе характер перцептивной деятельности менялся в зависимости от предъявляемой инструкции – каждый раз описание изображения на картинках строилось здоровыми испытуемыми исходя из получаемых инструкций. Так, в случае с «глухой» инструкцией они, как правило, выдавали формальное описание, а если речь шла об исследованиях креативности и интеллекта, то здоровые испытуемые пытались всячески демонстрировать богатство своих способностей. Что же касается больных шизофренией, то здесь картина была иной: качество их ответов мало зависело от смены инструкции. Если им давали «глухую» инструкцию, то процесс описания принимал вид формальных ответов или отказов. В варианте инструкции «исследование воображения» количество формальных ответов и отказов сократилось до 30% (это все равно много – в «нормативной» группе на втором этапе вообще не было формальных ответов). При предъявлении инструкции «исследование интеллектуальных возможностей» результаты больных шизофренией были примерно такими же. Таким образом, при предъявлении всех трех разных инструкций больные шизофренией демонстрировали обилие формальных ответов, тогда как здоровые испытуемые и эпилептики выдавали разные ответы при предъявлении разных инструкций.

Указанные исследования преследовали своей целью подтверждение гипотезы о том, что специфика мотивационно-потребностной сферы больных шизофренией определяет особенности мышления таких больных. В части результатов исследований памяти, восприятия и собственно мыслительного акта, эта гипотеза вполне подтверждается.

На втором этапе Зейгарник поставила перед собой задачу получить подтверждение того, что мотивы больных шизофренией остаются знаемыми, но утрачивают свою побудительную силу. Это достаточно значимый парадокс, характерный для таких пациентов. Для подтверждения этой гипотезы был проведен эксперимент, автором которого был М. М. Коченов (основатель и первый руководитель психологической лаборатории в Институте Сербского). В его эксперименте приняли участие две группы испытуемых: контрольная (здоровые люди) и экспериментальная (больные шизофренией). Суть эксперимента: перед испытуемыми выкладывались 9 заданий, в том числе:

  • счет по Крепелину;
  • корректурная проба Бурдона;
  • кубики Кооса;
  • «нарисовать 100 крестиков»;
  • «собрать цепочку из скрепок»;
  • «построить «колодец» из спичечных коробков»

Инструкция заключалась в следующем: выбрать из предъявляемых задач всего 3 задания – но таких, чтобы можно было бы выполнить их за ограниченное время (7 минут). Здоровые по определению выбирали три самые простые задачи и максимально быстро их решали. А вот больные выбирали не то, что попроще, а то, что им больше нравилось – и часто это были сложные головоломки, которые они не могли закончить за отведенное время. Обычно они застревали на понравившейся задаче и решали ее бесконечно долго. Когда их опрашивали после эксперимента, они демонстрировали запоминание исходной инструкции – соответственно, их мотив был знаемым (в противном случае больные не помнили бы инструкцию), но они не руководствовались этим мотивом в своей деятельности и не выдерживали инструкций. Некоторые вместо 100 крестиков в порыве азарта рисовали намного больше, что может говорить о наличии у них какой-то специфической мотивации (которая, однако, не совпадала с мотивацией экспериментатора). Таким образом, мотивы больных шизофренией действительно знаемы, однако теряют свою побудительную силу.

В этом же исследовании Коченова были описаны и другие феномены:

  • ЯВЛЕНИЕ АДИНАМИИ МОТИВОВ: больные шизофренией не принимали мотив как действующий, но и не предпринимали никаких действий, которые бы способствовали их выходу из экспериментальной ситуации (отказы) – вместо этого они реализовывали свои специфические мотивы. Таким образом, вместо отказа от мотива происходила его подмена;
  • ФЕНОМЕН РАЗНОПЛАНОВОСТИ МОТИВАЦИИ: пациенты не могли принять четкое решение в пользу выбора той или иной задачи – им было интересно и то, и это, хотя основной инструкцией по выполнению этих заданий они все равно не руководствовались. При этом мотивы могли быть самыми разными – вплоть до игровой мотивации (несмотря на то, что все испытуемые были взрослыми).
Получение этих результатов сподвигло исследователей на формулирование следующей гипотезы – и утрата мотивами побудительной силы, и адинамия мотивов, и разноплановость мотивации должны проявляться в стиле жизни этих больных. Соответственно, на третьем этапе был проведен анализ биографий пациентов, в ходе которого эта гипотеза также получила подтверждение. Мотивы знаемы, ценности присутствуют, но они не побуждают больных к действию.

CASE STUDY (по материалам лонгитюдного исследования времен Зейгарник)

60-е гг. Молодой человек поступил на консультацию в больницу им. Ганнушкина. Он учился в одной из хороших математических школ и демонстрировал определенные успехи. На консультацию его привела мать, после того, как молодой человек дважды поступал на мехмат МГУ, но оба раза вел себя на экзамене не вполне типичным образом. Вступительное испытание заключалось в решении ряда математических задач, расположенных в порядке повышения сложности. Последние, самые сложные задачи, обычно решали единицы. Данный пациент дважды пропускал начальные простые задачи, но при этом умудрялся решать несколькими разными способами самые сложные. Таким образом, в университет он не поступал. Увещевания матери на предмет того, что надо хотя бы один раз решить задачи согласно инструкции, на молодого человека не действовали. На каком-то этапе он стал довольно странно себя вести (e.g. Однажды пришел в больницу с цветным «ирокезом» на голове). Впоследствии он еще несколько раз пытался поступать в университет – и каждый раз повторял свой странный алгоритм выполнения вступительного задания (более того – аргументировал, почему нужно решать задачи именно так). Из других особенностей пациента – работал он только 1 раз в году, «Дедом Морозом». Причем если родители отоваренных детей предлагали «Деду Морозу» денежку, то он всегда отказывался. До определенного момента все было относительно благополучно, однако после смерти матери пациент испытал первый яркий психотический эпизод – и дальше его жизнь стала чуть сложнее...

По совокупности полученных результатов было установлено, что больные шизофренией обладают спецификой мотивационно-потребностной сферы (мотивы теряют свою побудительную силу etc), а поскольку это звено всегда затрагивается при исследовании всех когнитивных процессов, то на основании анализа всей совокупности признаков делается вывод о том, что особенности мотивационно-потребностной сферы подобных больных имеют статус синдромообразующего фактора при нарушении психической деятельности по шизофреническому типу. Такова общая логика школы Б. В. Зейгарник. Ее можно критиковать, но с 70-х годов более конструктивной схемы еще не придумали

1. Ускорение мышления («скачка идей») Условно за единицу времени образуется больше ассоциаций, чем в норме и при этом страдает их качество. Быстро сменяющие друг друга образы, представления, суждения, умозаключения крайне поверхностны. Обилие лёгкости новых ассоциаций, спонтанно возникающих от любого раздражителя, отражается в речевой продукции, которая может напоминать т.н. пулеметную речь. От беспрерывного говорения больные иногда теряют голос, или же он становится хриплым, шепотным. В целом, ускорение мышления является обязательной производной маниакального синдрома различного генеза (аффективные расстройства, шизофрения, наркомания и др.) Скачка идей (fuga idearum). Это чрезвычайное ускорение мышления: мыслительный процесс и речевая продукция беспрерывно течет и скачет; они бессвязны. Однако, если эту речь записать на магнитофон и прокрутить в медленном темпе, можно определить в ней некоторый смысл, чего никогда не бывает при истинной бессвязности мышления. В основе скачки идей – повышенная лабильность корковых процессов.

Характерно:

  • Быстрые ассоциации, повышенная отвлекаемость, экспрессивная жестикуляция и мимика.
  • Не нарушен анализ, синтез, осмысление ситуации.
  • Мало задумываются над ответом.
  • Легко исправляют ошибки, если на них указать.
  • Ассоциации хаотичны, случайны, не оттормаживаются.
  • Доступен обобщенный смысл задания, может выполнять его на этом уровне, если не будет отвлекаться.

2. Инертность мышления Проявления: заторможенность, бедность ассоциаций. Наиболее выражено замедление ассоциативного процесса в абсолютно «пустой голове, в которой мысли вообще не появляются». На вопросы больные отвечают односложно и после длительной паузы (латентный период речевых реакций возрастает по сравнению с нормой в 7-10 раз). Общая цель мыслительного процесса сохраняется, но переключение на новые цели крайне затруднительно. Подобное нарушение обычно характерно для эпилепсии ("первичное нарушение"), эпилептойдной психопатии, маниакально-депрессивного синдрома, но может отмечаться при апатических и астенических состояниях, а также при лёгких степенях помрачнения сознания. Больные могут менять способа работы, изменять ход суждений, переключаться на другой вид деятельности. Характерна замедленность, тугоподвижность, плохая переключаемость. Решение задачи доступно, если выполняется только одним определенным образом. Инертность связей прошлого опыта приводит к снижению уровня обобщения.

3. Непоследовательность суждений Неустойчивый способ выполнения задания. Уровень обобщения не снижен. Анализ, синтез, усвоение инструкции сохранны. Понимают переносный смысл пословиц, метафор. Адекватный характер суждений неустойчив. Чередуют правильный и неправильный способ выполнения задания. 81% сосудистые заболевания 68% травма 66% МДП 14% шизофрения (в период ремиссии) При невыраженной степени заболевания такая непоследовательность суждений поддается исправлению. Часто бывает достаточно привлечь внимание, чтобы больной исправился. Колебания возникают при малейшем изменении условий задания.

4. «Откликаемость» У больных, страдающих тяжелой формой сосудистых заболеваний. Неустойчивость способа выполнения задания и связанные с ней колебания умственных достижений приобретают гротескный характер. Пример: после выполнения классификации больной вдруг начинает относиться к картинкам, как к реальным объектам: пытается поставить карточку кораблем, т.к. если положить – утонет. Такие больные могут быть не ориентированы в месте и времени. Они некритичны к своему состоянию. Не помнят имен близких, значимых дат, имени врача. Речь нарушена, может быть несвязной. Поведение часто нелепо. Отсутствуют спонтанные высказывания. Эти нарушения отличаются динамичностью. На протяжении короткого отрезка времени характер суждений и действий больных колеблется. Характерна повышенная откликаемость на самые разные раздражители окружающей обстановки, к ним не адресованные. Иногда вплетают в речь предметы окружения. Создается вынужденная тенденция без отбора отражать в речи все то, что воспринимают. Быстрая откликаемость на внешние случайные раздражители сочетается с плохой переключаемостью. В более ранних работах феномен откликаемости описывался как полевое поведение.

Следует различать откликаемость и отвлекаемость (у детей). У них разный генез:

  • откликаемость – следствие снижения уровня активности коры; способствует разрушению целенаправленной деятельности.
  • отвлекаемость - следствие усиленного ориентировочного рефлекса, высокой активности коры.

Образование большого количества временных связей – основа дальнейшей целенапрвленной деятельности.

5. Соскальзывание Правильно решая какое-либо задание и адекватно рассуждая о каком-либо предмете, больные неожиданно сбиваются с правильного хода мыслей по ложной, неадекватной ассоциации, а затем вновь способны продолжать рассуждения последовательно, не повторяя ошибки, но и не исправляя ее. Характерно для довольно сохранных больных шизофренией. Соскальзывания внезапны, эпизодичны. В ассоциативном эксперименте часто появляются случайные ассоциации и ассоциации по созвучию (горе-море). Процесс обобщения и отвлечения не нарушен. Могут правильно синтезировать материал, правильно выделять существенные признаки. Вместе с тем на какой-то отрезок времени правильный ход мышления у них нарушается вследствие того, что больные в своих суждениях начинают руководствоваться случайными, несущественными в данной ситуации признаками.

II. Нарушения операциональной стороны мышления при психических заболеваниях.

1. Снижение уровня обобщения В суждениях больных доминируют непосредственные представления о предметах и явлениях; оперирование общими признаками заменяется установлением конкретных связей между предметами. Не могут отобрать признаки, которые наиболее полно раскрывают понятие. 95% олигофрения 86% эпилепсия 70% энцефалиты

2. Искажение процесса обобщения. Отражают лишь случайную сторону явлений, существенные отношения между предметами мало принимаются во внимание; предметное содержание вещей и явлений не учитывается. Чаще встречается у больных шизофренией (67%) и психопатов (33%). Нарушение процесса обобщения вызывается тем, что больные не руководствуются культурно принятыми отношениями между предметами. Так в задаче четвертый-лишний больной может объединить стол, кровать и шкаф назвав их объемами ограниченными деревянными плоскостями.

III. Нарушения мотивационного компонента мышления.

1. Разноплановость мышления – суждения больных о каких-либо явлениях протекают в разных плоскостях. Больные не выполняют задания, хотя усваивают инструкцию, у них сохранны умственные операции сравнения, различения, обобщения, отвлечения. Действия больного лишены целенаправленности. Особенно четко разноплановость выступает в заданиях на классификацию предметов и исключение предметов.

2. Резонерство – «склонность к бесплодному мудрствованию», «словесная опухоль» (И.П. Павлов). Речь изобилует сложными логическими построениями, вычурными абстрактными понятиями, терминами, нередко употребляемыми без понимания их истинного значения. Если больной с обстоятельностью стремиться максимально полно ответить на вопрос врача, то для пациентов с резонерством не важно, понял ли их собеседник. Им интересен сам процесс мышления, а не конечная мысль. Мышление же становиться аморфным, лишенным чёткого содержания. Обсуждая простые бытовые вопросы, больные затрудняются точно сформулировать предмет разговора, выражаются витиевато, рассматривают проблемы с точки зрения наиболее абстрактных наук (философии, этики, космологии). Подобная склонность к пространным бесплодным философским рассуждениям часто сочетается с нелепыми абстрактными увлечениями (метафизической интоксикацией). Психологические исследования. Т.о., с точки зрения психиатров – резонерство является патологией собственно мышления, однако психологические исследования (Т.И. Тепеницына) показали, что это нарушения не столько интеллектуальных операций, сколько личности в целом (повышенная аффективность, неадекватное отношение, стремление подвести любое, даже самое незначительное явление под какую-то «концепцию»). Исследования показали, что неадекватность, резонерство больных, их многоречивость выступали в тех случаях, когда имела место аффективная захваченность, чрезмерное сужение круга смыслообразующих мотивов, повышенная тенденция к «оценочным суждениям». Аффективность проявляется и в самой форме высказывания: многозначительной, с неуместным пафосом. Иногда только одна интонация испытуемого позволяет расценить высказывание как резонерское (поэтому то, что описывается в учебниках, выглядит так блекло – нет эмоциональности интонаций). Типы резонерства при различной психической патологии:

  1. Шизофреническое (классическое) резонерство.
  2. Эпилептическое резонерство
  3. Органическое резонерство

3. Нарушение критичности. Утеря целенаправленности мышления, поверхностность, незавершенность мышления; мышление перестает быть регулятором действий человека. С.Л.Рубинштейн : только в процессе мышления, при котором субъект более или менее сознательно соотносит результаты мыслительного процесса с объективными данными, возможна ошибка и что «возможность осознать ошибку является привилегией мысли». В психопатологии критичность – критичное отношение к бреду, галлюцинациям, к другим болезненным переживаниям. У Зейгарник: критичность – умение обдуманно действовать, проверять и исправлять свои действия в соответствии с объективными условиями.

4. Ассоциативность мышления. Редкий феномен, встречающийся при поражении лобных долей мозга и глубокой шизофрении, приведшей к полному развалу мотивационной сферы. Характеризуется тем, что мышление детерминированно законами ассоциаций.

Психологи хорошо определяют формы расстройства мышления, степень его отклонения от «нормы».

Можно выделить группу кратковременных или незначительных нарушений, которые встречаются у вполне здоровых людей, и такую группу расстройств мышления, которые носят выраженный и болезненный характер.

Говоря о вторых, привлекают классификацию, созданную Б. В. Зейгарник и используемую в отечественной психологии:

  1. Нарушения операциональной стороны мышления:
    • снижение уровня обобщения;
    • искажение уровня обобщения.
  2. Нарушение личностного и мотивационного компонента мышления:
    • разноплановость мышления;
    • резонерство.
  3. Нарушения динамики мыслительной деятельности:
    • лабильность мышления, или «скачка идей»; инертность мышления, или «вязкость» мышления; непоследовательность суждений;
    • откликаемость.
  4. Нарушения регуляции мыслительной деятельности:
    • нарушение критичности мышления;
    • нарушение регулирующей функции мышления;
    • разорванность мышления.

Кратко поясним особенности указанных расстройств.

Нарушения операциональной стороны мышления проявляются как снижение уровня обобщения , когда трудно вычленить общие признаки предметов.

В суждениях же преобладают непосредственные представления о предметах, между которыми устанавливаются лишь конкретные связи. Классифицировать, находить ведущее свойство, выделять общее становится почти невозможным, человек не улавливает переносного смысла пословиц, не может разложить картинки в логической последовательности. Аналогичными проявлениями характеризуется умственная отсталость; при деменции (наступающем старческом слабоумии) у человека, ранее умственно полноценного, также проявляются похожие нарушения и снижается уровень обобщения. Но есть и отличие: умственно отсталые люди, пусть и очень медленно, способны формировать новые понятия и умения, поэтому они обучаемы. Дементные больные, хотя и обладают остатками прежних обобщений, не в состоянии усвоить новый материал, не могут использовать свой прежний опыт, их нельзя обучить.

Искажение процесса обобщения проявляется в том, что в своих суждениях человек отражает лишь случайную сторону явлений, а существенные отношения между предметами не принимаются во внимание. При этом такие люди могут руководствоваться чрезмерно общими признаками, опираться на неадекватные отношения между предметами. Так, больной, которому свойственны такие нарушения мышления, относит гриб, лошадь, карандаш в одну группу по «принципу связи органического с неорганическим». Или он объединяет «жука» и «лопату», объясняя: «Лопатой роют землю, и жук тоже роется в земле». Он может объединять «часы и велосипед», полагая: «Оба измеряют: часы измеряют время, а велосипедом измеряется пространство, когда едут на нем». Подобные расстройства мышления встречаются у больных шизофренией, у психопатов.

Нарушение динамики мышления проявляется по-разному.

Лабильность мышления , или «скачка идей», свойственна тому человеку, который, не успев закончить одну мысль, переходит к другой. Каждое новое впечатление меняет направление его мыслей, он беспрерывно говорит, без всякой связи смеется, его отличают хаотичный характер ассоциаций, нарушение логического хода мышления.

Инертность , или «вязкость мышления» , - это такое расстройство, когда люди не могут изменить способ своей работы, суждения, не способны переключаться с одного вида деятельности на другой. Подобные нарушения часто встречаются у больных эпилепсией и как отдаленное последствие перенесенных тяжелых травм мозга. В крайних случаях человек не может справиться даже с элементарным заданием, если оно требует переключения. Поэтому нарушение динамики мыслительной деятельности приводит к снижению уровня обобщения: человек не способен классифицировать даже на конкретном уровне, так как каждая картинка выступает для него единичным экземпляром, и он не в состоянии переключиться на другую картинку, сравнить их между собой и т. д.

Непоследовательность суждений отмечается, когда адекватный характер суждений неустойчив, т. е. правильные способы выполнения мыслительных действий чередуются с ошибочными. При утомлении и колебании настроения это встречается и у вполне здоровых людей. Подобные колебания правильных и ошибочных способов выполнения одного и того же умственного действия случаются у 80% людей с сосудистыми заболеваниями мозга, у 68% больных, перенесших травму мозга, у 66% больных с маниакальным психозом. Колебания были вызваны не сложностью материала - они проявлялись и на простейших заданиях, т. е. свидетельствовали о неустойчивости умственной деятельности.

«Откликаемость» - это неустойчивость способа выполнения действий, проявляющаяся в чрезмерной форме, когда правильные действия чередуются с нелепыми, но человек этого не замечает. Откликаемость проявляется в неожиданном реагировании на различные случайные раздражители окружающей обстановки, не адресованные человеку. В результате этого нормальный мыслительный процесс становится невозможным: любой раздражитель изменяет направление мыслей и действий, человек то реагирует правильно, то его поведение откровенно нелепо, он не понимает, где находится, сколько ему лет и т. п. Откликаемость больных - последствие снижения активности коры мозга. Она разрушает целенаправленность умственной деятельности. Такие нарушения встречаются у больных с тяжелой формой сосудистых заболеваний головного мозга, с гипертонической болезнью.

«Соскальзывание» состоит в том, что человек, рассуждая о каком-либо объекте, неожиданно сбивается с правильного хода мыслей после ложной, неадекватной ассоциации, а затем вновь способен рассуждать правильно, не повторяя допущенной ошибки, но и не исправляя ее.

Мышление связано с потребностями, стремлениями, целями, чувствами людей, поэтому отмечаются нарушения его мотивационного и личностного компонента.

Разноплановость мышления - это расстройство, когда суждения о каком-либо явлении находятся в разных плоскостях. При этом они непоследовательны, происходят на разных уровнях обобщения, т. е. время от времени человек не может правильно рассуждать, его действия перестают быть целенаправленными, он теряет первоначальную цель и не может выполнить даже простое задание. Такие нарушения встречаются при шизофрении, когда мышление «как бы течет по различным руслам одновременно», минуя сущность рассматриваемой проблемы, не имея цели и переключаясь на эмоциональное, субъективное отношение. Именно из-за разноплановости мышления и эмоциональной насыщенности обыденные предметы начинают выступать в роли символов. Например, больной, страдающий бредом самообвинения, получив печенье, приходит к выводу, что сегодня его сожгут в печи (печенье для него выступает символом печи, где его должны сжечь). Подобные нелепые рассуждения возможны оттого, что из-за эмоциональной захваченности и разноплановости мышления человек рассматривает любые предметы в неадекватных, искаженных аспектах.

Резонерство - многоречивые, бесплодные рассуждения, появляющиеся вследствие повышенной аффективности, неадекватного отношения, стремления подвести любое явление под какую-то концепцию, причем интеллект и познавательные процессы у человека в этом случае не нарушены. Резонерство часто характеризуют как склонность «к большому обобщению по отношению к мелкому объекту суждений и к формированию оценочных суждений» (Б. В. Зейгарник).

Нарушение регулирующей функции мышления проявляется достаточно часто даже у вполне здоровых людей. При сильных же эмоциях, аффектах, чувствах суждения человека становятся ошибочными и неадекватно отражают действительность либо его мысли могут остаться правильными, но перестают регулировать поведение, возникают неадекватные действия, нелепые поступки, порой он становится «невменяемым». «Чтобы чувства взяли верх над разумом, надо, чтобы разум был слаб» (П. Б. Ганнушкин). Под влиянием сильного аффекта, страсти, отчаяния либо в особо острой ситуации у здоровых людей может возникнуть состояние, близкое к «спутанному».

Нарушение критичности мышления. Это неумение обдуманно действовать, проверять и исправлять свои действия в соответствии с объективными условиями, оставление без внимания не только частичных ошибок, но даже абсурдности своих действий и суждений. Ошибки могут исчезать, если кто-то заставит данного человека проверить свои действия, хотя тот чаще реагирует иначе: «И так сойдет». Отсутствие самоконтроля приводит к указанным нарушениям, от которых страдает сам человек, т. е. его действия не регулируются мышлением, не подчинены личностным целям. Целенаправленности лишены и действия, и мышление. Нарушение критичности обычно связано с поражением лобных долей мозга. И. П. Павлов писал:

«Сила ума гораздо больше мерится правильной оценкой действительности, чем массой школьных знаний, которых вы можете собрать сколько угодно, но это ум низшего порядка. Гораздо более точная мера ума - это правильное отношение к действительности, правильная ориентировка, когда человек понимает свои цели, предвидит результат своей деятельности, контролируя себя».

«Разорванность мышления» случается, когда человек часами может произносить монологи, хотя рядом присутствуют другие люди. При этом отсутствует связь между отдельными элементами высказываний, нет какой-либо содержательной мысли, лишь невразумительный поток слов. Речь в этом случае не является орудием мысли или средством общения, не регулирует поведение самого человека, а выступает как автоматическое проявление механизмов речи.

При эйфории, увлеченности (у некоторых людей в начальной фазе опьянения) происходит необычайное ускорение мыслительного процесса, одна мысль как бы «наскакивает» на другую. Непрерывно возникающие суждения, становясь все более поверхностными, заполняют наше сознание и изливаются целыми потоками на окружающих.

Непроизвольный, непрерывный и неуправляемый поток мыслей называется ментизмом . Противоположное расстройство мышления - шперрунг , т.е. обрыв мыслительного процесса. Оба этих вида встречаются почти исключительно при шизофрении.

Неоправданная «обстоятельность мышления» - это тот случай, когда оно становится как бы вязким, малоподвижным, при этом обычно утрачивается способность выделять главное, существенное. Рассказывая о чем-либо, люди, страдающие таким расстройством, старательно, бесконечно описывают всякие мелочи, подробности, не имеющие никакого значения детали.

Люди эмоциональные, возбудимые иногда пытаются объединять несопоставимое: совершенно разные обстоятельства и явления, противоречащие друг другу идеи и положения. Они допускают подмену одних понятий другими. Такое «субъективное» мышление называют паралогическим.

Привычка к шаблонным решениям и выводам может привести к неспособности самостоятельно находить выход из неожиданных ситуаций и принимать оригинальные решения, т. е. к тому, что в психологии называют функциональной ригидностью мышления . Эта особенность связана с чрезмерной его зависимостью от накопленного опыта, чья ограниченность и повторяемость затем приводят к стереотипам.

Ребенок или взрослый мечтает, воображая себя героем, изобретателем, великим человеком и т. п. Выдуманный фантастический мир, отражающий глубинные процессы нашей психики, у некоторых людей становится определяющим фактором мышления. В этом случае можно говорить об аутистическом мышлении. Аутизм означает столь глубокое погружение в мир своих личных переживаний, что исчезает интерес к реальности, теряются и слабеют контакты с ней, неактуальным становится стремление общаться с окружающими.

Крайняя степень расстройства мышления - бред , или «интеллектуальная мономания» . Бредовыми считаются мысли, идеи, рассуждения, не соответствующие действительности, явно противоречащие ей. Так, нормально рассуждающие и мыслящие люди вдруг начинают выражать весьма странные с точки зрения окружающих идеи, и переубедить их невозможно. Одни, не имея медицинского образования, изобретают «новый» способ лечения, например, рака, и все силы отдают борьбе за «внедрение» своего гениального открытия («бред изобретательства»). Другие разрабатывают проекты по совершенствованию общественного устройства и готовы на все ради борьбы за счастье человечества («бред реформаторства»). Третьи поглощены житейскими проблемами: они или круглосуточно «устанавливают» факт неверности своего супруга, в котором, впрочем, и так заведомо убеждены («бред ревности»), либо, уверенные, что в них все влюблены, назойливо пристают с любовными объяснениями к окружающим («эротический бред»). Наиболее распространенным является «бред преследования»: с человеком якобы плохо обращаются на службе, подсовывают ему самую трудную работу, издеваются, угрожают, начинают преследовать.

Интеллектуальное качество и степень «убедительности» бредовых идей зависят от возможностей мышления того, кто ими «захвачен». Обнаружить их далеко не просто, да и не всегда возможно. Поэтому бредовые интерпретации и положения могут легко «заражать» окружающих, а в руках фанатичных или параноидальных личностей оказываются грозным социальным оружием.

  • 6. История становления клинической психологии. Основные разделы. Новые направления практической деятельности.
  • История клинической психологии.
  • 7. Клинико-психологическая характеристика рда. Проблема первичных и вторичных нарушений при раннем детском аутизме.
  • 8. Когнитивно-бихевиоральный подход к психотерапии личностных расстройств.
  • 33. Теоретические принципы и практические методы реабилитации больных с органическим поражением мозга
  • 9. Когнитивный дизонтогенез при шизофрении в детском возрасте. Экспериментальные исследования
  • 10. Личностные расстройства (психопатии) и их классификации (п.Б.Ганнушкин и его «триада», мкб-10).
  • 11. Методологические проблемы современной клинической психологии. Методический и этический аспекты.
  • 12. Модели внутренней картины болезни. Основные структурные и функциональные единицы.
  • 13. Нарушения восприятия при психических расстройствах: психологический и психиатрический подход. Экспериментальные исследования.
  • 14. Нарушение мотивации при психических расстройствах. Проблема формирования патологических мотивов.
  • 15. Нарушение памяти при органических поражениях мозга.
  • 16. Основные теоретические направления в современной личностно-ориентированной пт. Проблема оценки эффективности пт.
  • 17. Патология мышления при психических расстройствах. Психиатрический и психологический подход. Классификация нарушений мышления по Зейгарник.
  • 18.Предмет и задачи нейропсихологии. Современная нейропсихология – основные направления. Значений нейропсихологии для клинической практики и общей психологии.
  • 19. Предмет и задачи психологического изучения психосоматических явлений.
  • 20. Предмет психологии аномального развития. Основные понятия, асинхрония и гетерохрония развития в детском возрасте.
  • 21. Префронтальные лобные отделы мозга и их роль в регуляции деятельности
  • 22. Принципы построения диагностического исследования в патопсихологии
  • 23.Принципы психологического исследования в клинике
  • 24. Проблема дизонтогенеза в клинической психологии. Виды классификаций дизонтогенеза.
  • 25. Проблема писхологического онтогенеза телесности. Возможности и ограничения объективного метода в исследовании телесности человека.
  • 26.Проблема детской психосоматики. Возрастная динамика вкб.
  • 27. Психологическая структура нарушений познавательной деятельности при шизофрении.
  • 28. Психологическая структура нарушений познавательной деятельности при олигофрении.
  • 29. Психологическая экспертиза: виды и задачи.
  • 30. Психологические особенности детей с задержкой психического развития.
  • 31. Психосоматическая проблема. Основные положения культурно-исторического подхода.
  • 32. Психотерапия личностных расстройств. Выбор психотерапевтической стратегии в зависимости от типа личностных расстройств.
  • 34. Теория системной динамической организации впф. Основные понятия нейропсихологии: симптом, синдром, фактор – определение, примеры.
  • 35. Три структурно-функциональных блока мозга, строение и функции.
  • 17. Патология мышления при психических расстройствах. Психиатрический и психологический подход. Классификация нарушений мышления по Зейгарник.

    Нарушения мышления являются одним из наиболее часто встречающихся симптомов при психических заболеваниях.

    Психиатры при описании патологии мышления при психич. расстройствах акцентируют внимание на симптомах нарушения (можно сказать, про бред – совокупность болезненных представлений, рассуждений и выводов, овладевающих сознанием больного, искаженно отражающих действительность и неподдающихся коррекции во вне; навязчивые идеи; мутизм, разоравнность, нарушение темпа, символичность мышления). Т.о. в психиатрии констатируются нарушения, в то время как психологи исследуют причину патологии, механизмы нарушений, описанные в психологических терминах с помощью патопсихологический исследований. Б.В. Зейгарник и осуществила такой подход, описав классификацию нарушений мышления.

    Нарушения мышления носят разнообразный характер.

    Классификация Зейгарник:

    3 вида патологии мышления:

      нарушение операционной стороны мышления. При некоторых формах патологии психической деятельности у больных теряется возможность использовать систему операций обобщения и отвлечения.

      1. снижение уровня обобщения : в суждениях больных доминирует непосредственность представления о предметах и явлениях, сугубо конкретные связи между предметами. Сложна задача классификации (предметы слишком различны по своим конкретным свойствам). (эпилепсия, олигофрения )

        искажение процесса обобщения : больные в суждениях отражают лишь случайную сторону явлений, несущественные отношения между предметами. Проблемы с классификацией (чаще у шизофреников, психопатов ) – руководство чрезмерно общими признаками, объединение вилки, стола и лопаты по твердости. Речь носит вычурный характер, проблемы с пиктограммой – формальные и бессодержательные связи. Вербальные ассоциации – только 30% адекватно, остальное – эхолалии, по созвучию, речевые штампы, т.е. уход от содержательной стороны задания. Слово не является инструментом обобщения ни для а), ни для б).

      нарушение динамики мышления - мышление, как процесс протекающий во времени

      1. лабильность мышления : Мышление характерно потоком ассоциаций, не поддающихся контролю. Неустойчивость способа выполнения задания, больные сбиваются. Соскальзывание, отвлекаемость. При классификации спустя некоторое время оставляют правильный путь решения:

        1. Чередование обобщения и конкретики.

          логические связи подменяются случайными сочетаниями.

          Образование одноименных групп

    (Часто при МДП в маниакальной фазе .)

        Инертность мышления : инертность связей прошлого опыта, не могут менять избранный способ работы. Замедленность интеллектуальных процессов, плохая переключаемость, заторможенность. Больные могут увязать в деталях, что мешает обобщению. (Часто при эпилепсии, травмах, УО)

      нарушение мотивационного (личностного) компонента мышления утеря целенаправленности мышления. Источником человеческого действие является осознанные потребности. Связь нарушения мышления с изменением мотивационной сферы наблюдается при разных формах псих. болезней.

      1. разноплановость мышления : суждения в разных плоскостях. Больные правильно усваивают инструкции, могут обобщать, сравнение на существенных признаках. Но они не выполняют задание в требуемом направлении: их суждения протекают в разных руслах. Нет единой логики, единого плана. Основа классификации не носит единого характера (шизофрения ) – напр. то св-ва предметов, то личные вкусы.

        резонерство : непродуктивные многоречивые рассуждения, склонность к бесплодному мудровствованию (эпилепсия – конкретность, шизофрения – непонятность, психопатия – демостративность). Для психиаторов – нарушение мышления, но для психологов – не столь нарушения, сколько повышенная аффективность, неадекватное отношение, стремление подвести любое, даже незначительное, явление под какую-то концепцию. Выражается в претенциозно-оценочной позиции больного и склонности к большому обобщению по отношению к мелкому объекту суждений. Пафос, многозначительность.

        Разноплановость и резонерство находят отражение в речи (хар-р разорванность) – симптом нарушения речи как функции обобщения.

      нарушение процесса саморегуляции познавательной деятельности

      1. В условиях необходимости организации своих действий (напр. неопределенности, выбора, затруднения) не способны к осуществлению целенаправленной деятельности. Невозможность целенаправленной организации мыслительных действий. Напр. актуализация латентных, необычных свойств предметов, абстрактность построений – у шизофрении ; конкретность, детализация, ригидность – эпилепсия . По ошибкам – исправляют сами, вместе в экспериментатором или не исправляют.

    Нарушения мышления при:

    органическом поражении ЦНС – лабильность, неравномерность уровня внимания, может быть грубое снижение мыслительных операций: трудности обобщения, синтеза, анализа, конкретно-ситуационного решения.

    Б. Альцгеймера – снижение интеллекта, памяти, внимания. на поздних этапах – распад интеллектуальной деят-ти.

    Несмотря на то, что нарушение мышления является наиболее часто встречающимся симптомом при нервно-психических заболеваниях, однако единой квалификации или единого принципа анализа этих нарушений нет. Потому что исследования базировались на различных психологических теориях и на различных философско-методологических положениях. Зейгарник, проанализировав все положения и теории, касающиеся нарушения мышления, пришла к выводу, что мышление является деятельностью, которая опирается на систему понятий, направленные на решение задач. Система подчинена цели, учитывая условия, в которых эта задача осуществляется. Поэтому для успешного выполнения задания необходимо удерживать эту цель, осуществлять программу операций и алгоритмом, а также сопоставлять ход выполнения заданий с ожидаемым результатом. На основе этого сравнения и происходит коррекция неправильных ходов. Зейгарник выделила следующие виды нарушения мышления:

    2)Нарушение динамики мышления

    3)Нарушение мотивационного компонента мышления

    4)Нарушение критичности мышления

    1)Нарушение операционной стороны мышления . Мышление опирается на известную систему понятий, которые дают возможность отразить действие в обобщённых и отвлечённых формах (или в формах обобщения и исключения). При некоторых психических заболеваниях больные не могут использовать систему операций обобщения и исключения, а нарушение операционной стороны мышления сводятся к двум крайним вариантам:

    · Снижение уровня обобщения . Состоит в том, что в суждениях больных доминируют непосредственные представления о предметах и явлениях, а оперирование общими признаками заменяется установлением сугубо конкретных связей между предметами. При выполнении экспериментального задания больные не в состоянии из множества признаков отобрать те, которые наиболее полно раскрывают понятие. Особенно ярко такой вид патологии мышления выявляется при выполнении больным методики «классификация предметов». Частные признаки предметов, например, живёт в лесу, в доме, больше определяют суждения больных, чем общий признак, например животные, растения. Иногда больные создают большое количество мелких групп на основании чрезвычайно конкретной предметной связи между ними. В некоторых случаях больные объединяют предметы как элементы какого-нибудь сюжета, но классификацию не производят. Такого рода решения обозначаются как конкретные ситуационные сочетания и наблюдаются у больных с эпилепсией, с органическими нарушениями головного мозга и у олигофренов. У этих больных такой психотической симптоматики как бреда, галлюцинации и расстройств сознания не наблюдается, но им трудно выполнить операции классификации, где лежит выделение обобщенного свойства предмета, а также отвлечения от множества других конкретных свойств и особенностей. Иногда больные подходят к изображённым предметам с точки зрения их жизненной пригодности и не понимают того теоретического действия или той условности, которая скрыта в задании. То есть в заключении можно сказать, что у таких больных нарушено умение абстрагироваться от конкретных деталей.



    · Искажение процесса обобщения . Чаще всего наблюдается у больных простой вялотекущей и галлюцинаторно-параноидной формой шизофрении. Если при снижении процесса обобщения больные не выходят за пределы частных единичных связей, то у больных с искажением процесса обобщения суждения отражают лишь случайную сторону явления, а не существенные отношения. Это видно при выполнении больными экспериментальных заданий, где наблюдается актуализация случайных ассоциаций и конкретный опыт больного не используется в данном случае. Поэтому связи, которыми оперирует больной, не отражают ни содержание явлений, ни смысловых отношений между ними. Например, при выполнении ними методики «классификация предметов» больные объединяют вилку, стол, лопату по принципу твёрдости, а грибы, лошадь и карандаш по принципу связи органического и неорганического. При выполнении методики пиктограмм для запоминания словосочетания «тёплый ветер» рисует 2 треугольника, а вкусный ужин – «два кружочка», а на слово «сомнение» рисует рыбу сома. Еслидля больных со снижением уровня обобщения выполнение методики пиктограмм представляло трудности в силу того, что им сложно отвлечься от отдельных конкретных значений слова, то больные шизофренией выполняли перечисленные выше задания с большой лёгкостью, потому что они образовывали связи, не соотнося с поставленную перед ними задачу с содержанием. И поэтому рисунки у них не отражали ни реального содержания слова, ни словосочетания. Таким образом, мышление больных с шизофренией характеризуется искажением процесса обобщения.

    2)Нарушение динамики мышления (мыслительной деятельности). Известно, что мышление – это процесс, состоящий из мыслей, которые имеют начало, течение и конец, то есть обладают динамикой. Одним из видов нарушения динамики мыслительной деятельности является непоследовательность суждений , характерной особенностью которого является неустойчивость способов выполнения задания. Так больные с органическим поражением головного мозга, последствием ЧМТ, атеросклероз, эти больные легко усваивают инструкцию (методика «классификация предметов»). Начинают раскладывать карточки по обобщённому признаку, но через короткий промежуток времени оставляет правильный путь выполнения задания и переходят на путь случайных сочетаний. Можно наблюдать чередование обобщённых и конкретно ситуационных сочетаний. При этом начинает образовываться большое количество разных групп. Если больному дать возможность отдохнуть и переключится на что-то другое, то через некоторое время больной снова начинает правильно выполнять задания. Это говорит об истощении корковой нейродинамики больных. Вторая характеристика этих больных – лабильность мышления . Это наблюдается у больных с ЧМТ, атеросклерозом, биполярное-аффективное расстройство (маниакально-депрессивных психоз) в маниакальной фазе. Лабильность мышления – нарушение динамики мышления, которое выражается в чередовании адекватных и неадекватных решений. Ошибки больных при выполнении заданий состояли в том, что логические связи подменялись случайными ассоциациями, больные объединяли в одну группу предметы, потому что карточки оказались рядом. Иногда больные замечали ошибки, исправляли их. Такое чередование адекватных и неадекватных решений (нарушение динамики) не приводило к грубым нарушениям построение мышления, но нарушало умственную работоспособность в целом. Третья характеристика – инертность мышления (ригидность мышления). У больных с эпилепсией, последствиями ЧМТ, у олигофренов. В основе этого нарушения лежит инертность связи прошлого опыта, то есть это когда больным сложно менять избранный способ выполнения работы, а также изменять ход своих суждений, а также переключатся из одного вида деятельности на другой. Интеллектуальные процессы характеризуются у них тугоподвижностью, медлительностью и состояние таких больных в общем-то можно назвать декомпенсированным. Например, выполняя методику «классификация предметов», они могли правильно выделить основной признак предмета, но допускали ошибки из-за того, что нужно переключится на новый способ решения задания. Выполняя методику «пиктограммы», больные сразу рисовали рисунок, условное обозначение, если для опосредования можно было нарисовать человека. Но как только человека там нарисовать невозможно, они не могли условно отобразить слово или слова. Выполняя методику «классификация предметов», они не только не объединяли в одну группу диких и домашних животных, но и каждое и этих животных выступало у них как единичный экземпляр. В результате, само задание «классификация предметов» не выполняется даже на конкретном уровне. Потому что процесс классификации, сортировки, переключения для них затруднён. Сложности при выполнении методики «исключение лишнего». У этих больных конкретные связи прежнего опыта инертно доминируют в их мыслительной деятельности и поэтому определяют весь дальнейший ход суждений. У больных эпилепсией, которые стремятся всё уточнить, исчерпываются в результате все гипотезы связи между предметами и это является предпосылкой или основанием для возникновения эпилептического резонёрства, которое характеризуется обстоятельностью и излишней детализацией. Другими словами это называется вязкостью мышления. Полноценность мыслительной деятельности заключается не только в том, что человек в состоянии выполнить ту или иную мыслительную операцию, проанализировать или синтезировать материал, выделить существенное, но и в том, что эта способность к правильным операциям является устойчивым способом действия. Это говорит о том, что в мышлении должна быть сохранена не только операционная сторона, но и его динамика.

    3)Нарушение мотивационного компонента мышления. Известно, что мышление – это деятельность, которая характеризуется целью и поставленной задачей. Утеря целенаправленности мышления приводит не только к поверхности и незавершённости суждений, но и к тому, что мышление перестаёт быть регулятором действий человека. Действия человека подчинены потребностям и поэтому для того, чтобы мышление могло регулировать поведение, оно должно быть целенаправленным, критичным и личностно мотивированным. Связь нарушения мышления с изменением мотивационной сферы наблюдается при различных формах психозов или душевных болезней. Это в основном те больные, у которых было замечено искажение процесса обобщения. Эти больные при выполнении «классификации предметов» показали, что у них нарушалась устойчивость объективного значения вещей, например: ложка и автомобиль объединялись по общему признаку движения. То единство, которое включало значение предметов и смысловые отношения к нему терялось из-за изменения в сфере мотивов и установок. А нарушение личностного компонента (или мотивационного) видно в таком феномене, расстройстве как разноплановость мышления – заключается в том, что суждения больных о каком-либо явлении протекает в разных плоскостях. То есть больной выделяет группы («классификация предметов») то на основании обобщённого признака (животные посуда мебель), то на основании материала, то цвета. Ни одному из этих признаков они не отдавали предпочтения. А некоторые больные руководствовались личными вкусам или обрывками воспоминаний. В результате различных подходов к выполнению задания, суждения определения и выводы больных не представляли собой планомерного и целенаправленного выполнения задания. А в мыслительной деятельности больных переплетались логические суждения и обрывки представлений, воспоминаний, желаний. Характерным для таких больных является и резонёрство – это склонность к бесплодному мудрствованию, которое ведёт к непродуктивным многоречевым рассуждениям. Резонёрство у этих больных не столько говорит об их нарушении интеллекта, сколько о повышенной аффективности, неадекватном отношении и стремлении подвести любое явление под какую-то концепцию. Главным является то, что попытка экспериментатора вмешаться, помочь больному правильно выполнить задание ни к чему не приводит и классификация остаётся незаверёшнность. И резонёрство, и разноплановость мышления больных находит своё отражение и в их речи, которая приобретает характер разорванности.

    4)Нарушение критичности. Больные с шизофренией, органическими поражениями ГМ и прогрессирующим параличом. С.Л. Рубинштейн подчёркивал, что только в процессе мышления, при котором субъект более или менее сознательно соотносит результаты мыслительного процесса с объективными данными, возможность ошибок и возможность осознавать ошибку является привилегией мысли. В психопатологии критичность мышления означает: критичное отношение к бреду, галлюцинациям и другим болезненным переживаниям (симптомам). Вышеперечисленные больные при выполнении методики классификации предметов чаще всего безразлично относятся к своим ошибкам и такое же отношение у них при выполнении других методик. Замечания экспериментатора по-разному отражаются на отношение к работе испытуемых. Если взять 2 группы испытуемых – здоровая (контрольная группа): внимательно относилась к выполнению задания, проверяли и исправляли ошибки в течении всего процесса выполнения заданий. Та же часть больных, у которых критичность в какой-то степени была сохранена, тоже исправляли ошибки, а некоторые так переусердствовали в исправлении ошибок, что это приводило к появлению новых ошибок. Из-за ригидности мышления. Анализируя выполнения задания разными группами испытуемых, можно сказать, о том, что у некоторых испытуемых нарушение критичности мышления выходят за пределы нарушений познавательной деятельности и характеризуется невозможностью осознать и оценить своё поведение в целом , также у больных наблюдается некритичность к своей личности. И всё это является следствием нарушения подконтрольности поведения в широком смысле этого слова.

    Похожие публикации