Бред оторван от жизненной реальности. Что такое бред? Соли в организме

Бред – состояние, которое в литературе описано как расстройство мышления, не связано с возникновением соответствующих реальному миру представлений рассуждений и выводов.

Иногда доводы человека страдающего бредом, могут даже показаться убедительными, несмотря на это они беспочвенны и не имеют под собой ничего кроме неправильных умозаключений.

В отдельных случаях иногда получается фантасмагорические рассуждения, которые также могут свидетельствовать о наличие более сложного психического расстройства. В том числе и шизофрении.

В первую очередь стоит отметить, что бред по своей природе достаточно мало систематизированное понятие, которое имеет свою структуру. Однако ни структура, ни природа бреда не имеют никакого значения при постановлении диагноза. При диагнозировании какой либо психической болезни учитывается только наличие/отсутствие бредовой симптоматики.

Психических расстройств, при которых можно заметить бредовые состояния, достаточно большое количество. Почти все серьезные психические расстройства сопутстствуются бредом, начиная от синдрома дефицита внимания, и заканчивая шизофренией.

Развитие бредовых состояний

Не всегда наличие бредового состояния связывают с наличием .

Иногда бред (особенно его параноидальная форма) может развиваться в виду тугоухости, одиночества и дряхлости. Причем дряхлость – это косвенный фактор, который влияет на образование бредового состояния. Основным фактором является одиночество, которое зачастую и возникает в тот возрастной период, который в данной статье и обусловлен как дряхлость.

Бредовые идеи могут возникать при смене социальной обстановки, или переходом в чужую языковую среду.

Из всего этого мы можем сделать вывод: развитие бредовых состояний не связанных с наличием психического расстройства связаны с недопониманием.

Бред при психических расстройствах

При развитии психических расстройств, зачастую диагностируется наличие различных видов бреда. При этом природа бреда, чаще имеет временный характер, а сам бред в независимости от природы заболевания чаще всего сопутствуется и параноидальным восприятием окружающего мира.

Бред при депрессии

Бред при депрессии – достаточно часто встречающееся явление. Именно депрессивный настрой, зачастую связан также с наличием снижения чувства социальной значимости. При этом со временем бредовые состояния обостряются, и полностью изменяют мировоззрение человека в соответствии с его бредовыми утверждениями.

Бред при депрессии разделяют на:

Ипохондрический бред : убеждение того, что человек сильно боле и возможно скоро умрет. При этом сам ипохондрический бред не может отражать настоящее положение вещей касательно здоровья больного, однако при этом может стать причиной развития психосоматических расстройств самого разнообразного характера. Именно такие психосоматические реакции организма могут стать причиной смерти ипохондрика;

Хозяйственный бред : нигилистический бред – Это ипохондрический бред, который в дальнейшем распространяется не на саму персону страдающую бредом, а на его окружение. Человек, страдающий от нигилистического бреда может с полной уверенностью заявлять о том, что его жена и родные уже давно умерли, а их подменили психообразами, которые на самом деле галлюцинации.

Переживания и психосоматика такого бреда, может привести к образованию слуховых и видео галлюцинаций, а в дальнейшем вызвать осложнения, которые будут являться сложными психическими отклонениями шизоподобного характера. При этом стоит знать о том, что бред хозяйственной гибели также может вызвать смерть ипохондрика, так как психосоматические реакции в организме, которые возникают в ответ на такие бредовые убеждения, имеют схожий характер;

Бред вины : этот бред наиболее часто встречается в повседневности, и зачастую, если он находиться на первоначальной самой легкой стадии, люди предпочитают его не замечать. Особенности данного вида бреда заключены в постоянном ощущении вины за то, чего на самом деле не делал. В тяжелых клинических формах, может вызвать проявление суицидальных наклонностей.
Мания.

Бредовые состояния могут возникнуть не только при депрессивном синдроме, но, а также при большом количестве самых разнообразных психических болезней. Мании также относят к таким психическим отклонениям, при которых проявляются свои подвиды бреда. Так называемый маниакальный бред.

Простой маниакальный бред : в случае если человек имеют большое состояние, или обеспечен большим количеством половых партнеров. Сама суть бреда является не столько следствием психического отклонения, сколько психологической неуверенности в своих илах, и своем положении. В виду этого человек, обладая/не обладая фактическим подтверждением своего собственного положения в социуме может лгать, как превышая свою значимость, так и занижая. Этот бред также часто встречается в повседневной жизни.

Иногда подобны утверждения связаны не с развитием психического отклонения, а с болезнью «патологического лжеца». «Патологический лжец» — это человек, который не способен говорить правду в принципе.

При этом важно знать, что практически каждая может сопровождаться как бредовыми суждениями, так и различными галлюцинациями (примером этому может стать ранее описанный Дерматозный бред).

Шизофрения

Шизофрения, как психическое расстройство имеет много образований, которые в последствии могут повлиять на образование бреда. В данном случае природа бреда, целиком и полностью связана с психическим и соматическим расстройством класса шизофрения. В виду специфической работы нейронов в голове больного у него происходит.

Изменение личности и мировоззрения, которое вызвано отчуждением, связанным с недоверием к окружающему миру. Оно может быть на первых порах не тематизированным («что - то случилось, что - то происходит») и затем внезапно или постепенно приобрести значение, тему.

Соматогенные обусловленные психозы

Соматогенные обусловленные психозы обуславливают наличие бреда. В частности, они обуславливают бредовую трактовку лучившегося. Такой вид бреда встречается у страдающих от , или людей которые входят в состояние сумеречного сознания.

При первых симптомах белой горячки, также возникает соматогенный обусловленный психоз, который является источником параноидального бреда. Этот вид бреда также имеет трактовку как . В виду наличия такого страха, человек может совершить неосознанную попытку суицида, для того чтобы скрыться от своих «преследователей»
Хронические Соматогенные обусловленные психозы.

Хронические Соматогенные обусловленные психозы обуславливают специфические формы бреда, которые в основном можно причислить к подвиду параноидального бреда. При этом по своей тематике, они могут быть связаны с бредом ипохондрика, бредом нигилиста, манией величия, и прочими видами бреда.

Зачастую тематика такого бреда заключается в боязни потери накопленного за большой промежуток времени имущества. Так у старых людей развивается бред обкрадывания, или нанесения ущерба их имуществу. Иногда бред может развиться прежде, чем возникнет выраженный амнестический психосиндром.

Бред, связанный с зависимостями

Бред, связанный с имеют свою структуру и тематику. Так, на почве любой хронической токсикомании (потребления психоактивных препаратов, класса наркотических). Как и бред соматогенных обусловленных психозов, данный бред характеризуется ущербной тематикой.

Иногда такой бред связан с чувством сексуальной ревности. Такой бред может сопровождаться различного вида галлюцинациями (тактильные, слуховые, и видимые) а также выпадением восприятия.

В состоянии бредовых суждений человек может нанести вред себе или окружающим. При этом вред себе иногда может иметь психосоматическую природу. Развитие бреда зачастую связано либо с психологическими проблемами (бред мании величия), или же с серьезными психическими отклонениями (Шизоподобные расстройства, депрессия и проч.).

  • Бред (лат. Delirio) часто определяют как расстройство мышления с возникновением не соответствующих реальности болезненных представлений, рассуждений и выводов, в которых больной полностью, непоколебимо убеждён и которые не поддаются коррекции. Эту триаду сформулировал в 1913 году К. Т. Ясперс, при этом он подчёркивал, что данные признаки являются поверхностными, не отражают сущности бредового расстройства и не определяют, но лишь предполагают наличие бреда. Бред возникает только на патологической основе. Традиционным для русской школы психиатрии является такое определение:

    Другое определение бреда дает Г. В. Груле: «установление связи отношения без основания», то есть не поддающееся коррекции установление отношений между событиями без должной на то основы.

    В рамках медицины бред рассматривается в психиатрии и в общей психопатологии. Наряду с галлюцинациями бред входит в группу так называмых «психопродуктивных симптомов».

    Принципиально важно, что бред, являясь расстройством мышления, то есть одной из сфер психики, при этом - симптом поражения головного мозга человека. Лечение бреда, по представлениям современной медицины, возможно только методами, влияющими непосредственно на головной мозг, то есть психофармакотерапией (например, антипсихотиками) и биологическими методами - электро- и лекарственным шоком, инсулиновыми, атропиновыми комами. Последние способы особенно эффективны при воздействии на резидуальный и инкапсулированный бред.

    Знаменитый исследователь шизофрении Э. Блейлер отмечал, что бред всегда:

    Эгоцентричен, то есть имеет существенное значение для личности больного; и

    Имеет яркую аффективную окраску, так как создается на почве внутренней потребности («потребности бреда» по Э. Крепелину), а внутренние потребности могут быть только аффективными.

    Согласно исследованиям, проведенным ещё В. Гризингером в XIX веке, в общих чертах бред по механизму развития не имеет выраженных культурологических, национальных и исторических особенностей. В то же время возможен культуральный патоморфоз бреда: если в Средневековье преобладали бредовые идеи, связанные с одержимостью, магией, приворотом, то в наше время часто встречается бред воздействия «телепатией», «биотоками» или «радаром».

    В разговорном языке понятие «бред» имеет отличное от психиатрического значение, что приводит к некорректному с научной точки зрения его использованию. Например, бредом в быту называют бессознательное состояние больного, сопровождающееся бессвязной, бессмысленной речью, которое возникает у соматических больных с повышенной температурой тела (например, при инфекционных заболеваниях). С клинической точки зрения это[уточнить] явление следует называть «аменция». В отличие от бреда, это качественное расстройство сознания, а не мышления. Также в быту бредом ошибочно называют другие психические нарушения, например, галлюцинации. В переносном значении бредом считаются любые бессмысленные и несвязные идеи, что также не всегда правильно, так они могут не отвечать бредовой триаде и являться заблуждениями психически здорового человека.

Позже она была дополнена утверждением, что бред возникает только на патологической основе. Поэтому традиционным для отечественной школы психиатрии Блейхер В. М. дает такое определение:

Другое определение бреда дает Г. В. Груле (нем.) русск. : «установление связи отношения без основания», то есть не поддающееся коррекции установление отношений между событиями без должной на то основы .

Существующие критерии бреда включают в себя:

В рамках медицины бред относится к области психиатрии .

Принципиально важно, что бред, являясь расстройством мышления , то есть психики , при этом - симптом заболевания головного мозга человека. Лечение бреда, по представлениям современной медицины, возможно только биологическими методами, то есть, в основном лекарствами (например, антипсихотиками).

Согласно исследованиям, проведенным ещё В. Гризингером (англ.) русск. в XIX веке , в общих чертах бред по механизму развития не имеет выраженных культурологических, национальных и исторических особенностей . В то же время возможен патоморфоз бреда: если в Средневековье преобладала одержимость , магия , приворот , в наше время частый бред воздействия телепатией , биотоками или радаром .

Нередко в быту бредом ошибочно называют психические нарушения (галлюцинации , спутанность сознания), иногда возникающие у соматических больных с повышенной температурой тела (например, при инфекционных заболеваниях).

Классификация

Если бред полностью овладевает сознанием , то такое состояние называют острым бредом. Иногда больной способен адекватно анализировать окружающую действительность, если это не касается тематики бреда. Такой бред называют инкапсулированным.

Являясь продуктивной психотической симптоматикой, бред является симптомом многих заболеваний мозга.

Первичный (Интерпретативный, Примордиальный, Словесный)

При интерпретативном бреде первичным является поражение мышления - поражается рациональное, логическое познание, искажённое суждение последовательно подкреплено рядом субъективных доказательств, имеющих свою систему . При этом восприятие больного не нарушено . Больные могут длительно сохранять работоспособность.

Этот вид бреда отличается стойкостью и тенденцией к прогрессированию и систематизации : «доказательства» складываются в субъективно стройную систему (при этом всё, что не вписывается в эту систему, попросту игнорируется), всё большие части мира втягиваются в бредовую систему.

К этому варианту бреда относится паранойяльный и систематизированный парафренный бред .

Вторичный (чувственный и образный)

Галлюцинаторный бред, возникающий вследствие нарушенного восприятия . Это бред с преобладанием иллюзий и галлюцинаций . Идеи при нём фрагментарны, непоследовательны - первично нарушение восприятия . Нарушение мышления наступает вторично, имеет место бредовая интерпретация галлюцинаций, отсутствие умозаключений, которые осуществляются в форме инсайтов - ярких и эмоционально насыщенных озарений. Устранение вторичного бреда удаётся достичь главным образом лечением основного заболевания или симптомокомплекса.

Различают чувственный и образный вторичный бред . При чувственном бреде фабула: внезапная, наглядная, конкретная, насыщенная, полиморфная и эмоционально яркая. Это - бред восприятия. При образном бреде возникают разрозненные, отрывочные представления по типу фантазий и воспоминаний, то есть - бред представления .

Синдромы чувственного бреда:

Развиваются синдромы в следующем порядке: острый параноид → синдром инсценировки → антагонистический бред → острая парафрения.

Классические варианты несистематизированного бреда - параноидный синдром и острые парафренные синдромы.

При острой парафрении, остром антагонистическом бреде и особенно бреде инсценировке развивается синдром интерметаморфоза. При нём события для больного изменяются в ускоренном темпе, как фильм, который демонстрируют в быстром режиме . Синдром свидетельствует о крайне остром состоянии больного .

Вторичный с особым патогенезом

Бред воображения

Бредовые синдромы

В настоящее время в отечественной психиатрии принято выделять три основных бредовых синдрома :

  • бред отношения - больному кажется, что вся окружающая действительность имеет непосредственное отношение к нему, что поведение других людей обусловливается их особым отношением к нему;
  • бред значения - вариант предыдущей фабулы бреда, всему в окружении больного придается особое значение;
  • бред воздействия - физического (лучи, аппараты), психического (как вариант по В. М. Бехтереву - гипнотического), насильственного лишения сна, часто в структуре синдрома психического автоматизма;
  • вариант эротического бреда без позитивных эмоций и с убеждённостью, что партнёр якобы преследует пациента;
  • бред сутяжничества (кверулянтства) - больной борется за восстановление «попранной справедливости»: жалобы, суды, письма руководству;
  • бред ревности - убеждение в измене сексуального партнёра;
  • бред ущерба - убеждение, что имущество больного портят или разворовывают какие-то люди (как правило, люди, с которыми больной общается в быту), совмещение бреда преследования и обнищания;
  • бред отравления - убеждение, что кто-то хочет отравить больного;
  • бред инсценировки (интерметаморфозы) - убеждение больного, что всё вокруг специально подстроено, разыгрываются сцены какого-то спектакля, или ведётся эксперимент, всё постоянно меняет смысл: например, это не больница, а на самом деле прокуратура; врач на самом деле - следователь; больные и медперсонал - переодетые с целью разоблачить больного сотрудники органов безопасности. Близким к этому типу бреда является так называемый «синдром Шоу Трумана »;
  • бред одержимости ;
  • пресенильный дерматозойный бред .

Индуцированный («наведённый») бред

Основная статья: Индуцированное бредовое расстройство

В психиатрической практике нередко встречается индуцированный (от лат. inducere - «наводить») бред, при котором бредовые переживания, как бы заимствуются у больного при тесном контакте с ним и отсутствии критического отношения к заболеванию. Происходит как бы «заражение» бредом: индуцируемый начинает высказывать те же бредовые идеи и в такой же форме, что и психически больной-индуктор (доминантное лицо). Обычно индуцируются бредом те лица из окружения больного, которые особенно близко с ним общаются, связаны семейно-родственными отношениями.

Психотическое заболевание у доминантного лица чаще всего шизофреническое , но не всегда. Первоначальный бред у доминантного лица и индуцированный бред обычно носят хронический характер и являются по фабуле бредом преследования, величия или религиозным бредом. Как правило, вовлеченная группа имеет тесные контакты и изолирована от других языком, культурой или географией. Человек, которому индуцируется бред, чаще всего зависит или подчиняется партнеру с истинным психозом.

Диагноз индуцированного бредового расстройства может быть поставлен при условии:

  1. один или два человека разделяют один и тот же бред или бредовую систему и поддерживают друг друга в этом убеждении;
  2. у них имеется необычно тесное взаимоотношение;
  3. имеется сведение, что бред был индуцирован пассивному члену пары или группы путем контакта с активным партнером.

Индуцированные галлюцинации редки, но не исключают диагноз индуцированного бреда.

Стадии развития

Дифференциальный диагноз

Бред необходимо отличать от заблуждения психически здоровых людей . При этом, во-первых, должно быть патологическое основание возникновения бреда. Во-вторых, заблуждения, как правило, касаются объективных обстоятельств, в то время как бред всегда относится к самому больному . Кроме того, бред противоречит его предыдущему мировоззрению. Бредоподобные фантазии отличаются от бреда отсутствием стойкой убежденности в их достоверности.

См. также

Литература

  • Бред // Расстройства мышления. - К. : Здоровье, 1983.
  • Кербиков О. В. , 1968. - 448 с. - 75 000 экз. ;
  • Н. Е. Бачериков , К. В. Михайлова , В. Л. Гавенко , С. Л. Рак , Г. А. Самардакова , П. Г. Згонников , А. Н. Бачериков , Г. Л. Воронков . Клиническая психиатрия / Под ред. Н. Е. Бачерикова . - Киев : Здоровья, . - 512 с. - 40 000 экз. - ISBN 5-311-00334-0 ;
  • Руководство по психиатрии / Под ред. А. В. Снежневского . - Москва : Медицина , . - Т. 1. - 480 с. - 25 000 экз. ;
  • Тиганов А. С. Галлюцинаторно-параноидные синдромы // Общая психопатология: курс лекций. - Москва: ООО «Медицинское информационное агентство», . - С. 73-101. - 128 с. - 3000 экз. -

Данная триада сформулирована в 1913 г. К. Т. Ясперсом, который отмечал, что выделенные им признаки являются поверхностными, поскольку не отражают сущности расстройства и не определяют, а только предполагают наличие расстройства.

Согласно определению Г. В. Груле, бред – это совокупность идей, представлений и умозаключений, возникших без основания и не поддающихся коррекции при помощи поступающих сведений.

Бред развивается только на патологической основе (сопровождает шизофрению и другие психозы), являясь симптомом поражения головного мозга.

Наряду с галлюцинациями бред относится к группе «психопродуктивных симптомов».

Общие сведения

Бред как патология мыслительной деятельности еще во времена античности отождествлялся с понятием сумасшествия. Пифагор для обозначения правильного, логического мышления использовал термин «дианойя», которому противопоставлял «паранойю» (схождение с ума). Широкое значение термина «паранойя» постепенно сузилось, но восприятие бреда как расстройства мышления сохранилось.

Немецкие врачи, опираясь на мнение директора открытой в 1834 г. психиатрической больницы Виненталь Э. А. фон Целлера, до 1865 г. полагали, что бред развивается на фоне мании или меланхолии и поэтому всегда является вторичной патологией.

В 1865 г. директор психиатрической лечебницы Гильдесгейм Людвиг Снелль на съезде естествоиспытателей в Ганновере прочитал доклад, основанный на многочисленных наблюдениях. В этом докладе Л. Снелль отметил, что существуют первичные, независимые от меланхолии и мании бредовые формы.

Формы

В зависимости от клинической картины данного расстройства мышления, выделяют:

  • острый бред, который полностью завладевает сознанием больного, вследствие чего поведение пациента полностью подчиняется бредовой идее;
  • инкапсулированный бред, при наличии которого больной адекватно анализирует не касающуюся тематики бреда окружающую действительность и способен контролировать свое поведение.

В зависимости от причины возникновения расстройства мышления выделяют бред первичный и вторичный.

Первичный бред (интерпретативный, примордиальный или словесный) является непосредственным выражением патологического процесса. Этот вид бреда возникает сам по себе (не вызывается аффектами и другими психическим нарушениями) и отличается первичным поражением рационального и логического познания, поэтому имеющееся искаженное суждение последовательно подкрепляется рядом специфически систематизированных субъективных доказательств.

Восприятие больного не нарушается, работоспособность сохраняется на протяжении длительного времени. Обсуждение тем и предметов, затрагивающих бредовую фабулу, вызывает аффективное напряжение, которое в некоторых случаях сопровождается эмоциональной лабильностью. Первичному бреду свойственна стойкость и существенная резистентность к лечению.

Также наблюдается тенденция к:

  • прогрессированию (в бредовую систему постепенно втягиваются все бо́льшие части окружающего мира);
  • систематизации, которая выглядит как субъективно стройная система «доказательств» бредовых идей и игнорирование фактов, не вписывающихся в эту систему.

Данная форма бреда включает:

  • Паранойяльный бред, который является самой легкой формой бредового синдрома. Проявляется в виде первичного систематизированного монотематического бреда преследования, изобретательства или ревности. Может быть ипохондрическим (отличается стеничностью аффекта и обстоятельностью мышления). Лишен нелепости, развивается при неизмененном сознании, расстройства восприятия отсутствуют. Может образовываться из сверхценной идеи.
  • Систематизированный парафренный бред, который является наиболее тяжелой формой бредового синдрома и отличается сочетанием грезоподобного бреда величия и бреда воздействия, наличием психического автоматизма и повышенного фона настроения.

Согласно К. Ясперсу, первичный бред подразделяется на 3 клинических варианта:

  • бред восприятия, при котором воспринимаемое человеком в данный момент непосредственно переживается в контексте “иного значения”;
  • бредовые представления, при которых воспоминания приобретают бредовое значение;
  • бредовые состояния сознания, при которых в реальные впечатления внезапно вторгается бредовое знание, не связанное с чувственными впечатлениями.

Вторичный бред может быть чувственным и образным. Этот вид бреда возникает в результате других психических нарушений (сенестопатии, обманов восприятия, и др.), то есть нарушение мышления является вторичной патологией. Отличается фрагментарностью и непоследовательностью, наличием иллюзий и галлюцинаций.

Для вторичного бреда характерна бредовая интерпретация имеющихся галлюцинаций, яркие и эмоционально насыщенные озарения (инсайты) вместо умозаключений. Лечение основного симптомокомплекса или заболевания приводит к устранению бреда.

Чувственный бред (бред восприятия) отличается появлением внезапной, наглядной и конкретной, полиморфной и эмоционально насыщенной яркой фабулы. Фабула бреда тесно связана с депрессивным (маниакальным) аффектом и образными представлениями, растерянностью, тревогой и страхом. При маниакальном аффекте возникает бред величия, а при депрессивном аффекте возникает бред самоуничижения.

К вторичному бреду относится также бред представления, проявляющийся наличием разрозненных, отрывочных представлений по типу фантазий и воспоминаний.

Чувственный бред подразделяется на синдромы, включающие:

  • Острый параноид, который отличается идеями преследования и воздействия и сопровождается резко выраженными аффективными расстройствами. Возникает при расстройствах органического происхождения, соматогенных и токсических психозах, шизофрении. При шизофрении обычно сопровождается психическими автоматизмами и псевдогаллюцинозом, образуя синдром Кандинского-Клерамбо.
  • Синдром инсценировки. Больной при данном типе бреда убежден, что вокруг него разыгрывается инсценировка, сюжет которой имеет отношение к больному. Бред в данном случае может быть экспансивным (бредовое повышение самооценки) или депрессивным в зависимости от имеющегося аффекта. Симптомами является наличие психического автоматизма, бреда особого значения и синдрома Капгра (бреда отрицательного двойника, заменившего его самого или человека из окружения больного). К данному синдрому относится и депрессивно-параноидный вариант, отличающийся наличием депрессии, бреда преследования и осуждения.
  • Антагонистический бред и острую парафрению. При антагонистической форме бреда мир и все происходящее вокруг больного рассматривается как выражение борьбы добра и зла (враждебных и доброжелательных сил), в центре которой находится личность больного.

Острая парафрения, острый антагонистический бред и бред инсценировки может вызвать синдром интерметаморфозы, при котором происходящие при больном события воспринимаются в ускоренном темпе (симптом крайне тяжелого состояния больного).

При шизофрении синдромы чувственного бреда поэтапно сменяют друг друга (от острого параноида до острой парафрении).

Поскольку вторичный бред может отличаться особым патогенезом, выделяют бред:

  • голотимный (всегда чувственный, образный), который возникает при аффективных расстройствах (бред величия при маниакальном состоянии и т.д.);
  • кататимный и сенситивный (всегда систематизированный), который возникает у страдающих расстройствами личности или очень чувствительных людей при сильных эмоциональных переживаниях (бред отношения, преследования);
  • катестетический (ипохондрический бред), который обусловлен возникающими в различных органах и частях тела патологическими ощущениями. Наблюдается при сенестопатиях и висцеральных галлюцинациях.

Бред иноязычных и тугоухих является разновидностью бреда отношения. Бред тугоухих проявляется в убеждении, что окружающие больного люди постоянно критикуют и осуждают больного. Бред иноязычных встречается довольно редко и проявляется уверенностью больного, находящегося в иноязычном окружении, в негативных отзывах о нем окружающих.

Индуцированный бред, при котором человек при тесном контакте с больным заимствует у него бредовые переживания, некоторые авторы считают вариантом вторичного бреда, но в МКБ-10 эта форма выделяется как отдельное бредовое расстройство (F24).

Отдельной формой считается также бред воображения Дюпре, при котором бредовые идеи основаны на фантазиях и интуиции, а не на расстройствах восприятия или логической ошибке. Отличается полиморфностью, изменчивостью и плохой систематизированностью. Может быть интеллектуальным (преобладает интеллектуальный компонент воображения) и наглядно-образным (преобладают патологическое фантазирование и наглядно-образные представления). К этой форме относят бред величия, бред изобретательства и любовный бред.

Бредовые синдромы

Отечественная психиатрия выделяет 3 основных бредовых синдрома:

  • Паранойяльный, который обычно бывает монотематическим, систематизированным и интерпретативным. При этом синдроме отсутствует интеллектуально-мнестическое ослабление.
  • Параноидный (параноидальный), который во многих случаях сочетается с галлюцинациями и другими нарушениями. Систематизирован незначительно.
  • Парафренный, отличающийся систематизированностью и фантастичностью. Для данного синдрома характерны галлюцинации и психические автоматизмы.

Галлюцинаторный синдром и синдром психического автоматизма часто являются составной частью бредового синдрома.

Некоторые авторы к бредовым синдромам также относят параноический синдром, при котором в результате патологического развития личности формируются стойкие сверхценные образования, которые в значительной степени нарушают социальное поведение пациента и его критическую оценку этого поведения. Клинический вариант синдрома зависит от содержания сверхценных идей.

Согласно мнению Н. Е. Бачерикова, параноические идеи являются либо начальным этапом развития паранойяльного синдрома, либо бредоподобными аффективно насыщенными оценками и интерпретациями фактов, затрагивающих интересы пациента. Такие идеи часто возникают у акцентуированных личностей. При переходе в стадию декомпенсации (при астенизации или психотравмирующей ситуации) возникает бред, который может исчезнуть на фоне терапии или самостоятельно. Параноические идеи отличаются от сверхценных идей ложностью суждений и большей насыщенностью аффекта.

Фабула бреда

Фабула бреда (его содержание) не относится в случаях интерпретативного бреда к признакам заболевания, поскольку зависит от культурных, социально-психологических и политических факторов, влияющих на конкретного больного. При этом обычно у больных возникают бредовые идеи, свойственные всему человечеству на данном временном отрезке и характерные для определенной культуры, уровня образованности и т.д.

Все виды бреда, исходя из общей фабулы, делятся на:

  • Бред преследования (персекуторный бред), который включает разнообразные бредовые идеи, содержанием которых является собственно преследование и умышленное нанесение ущерба.
  • Бред величия (экспансивный бред), при котором больной в крайней степени переоценивает себя (вплоть до всемогущества).
  • Депрессивный бред, при котором содержание возникшей на фоне депрессии патологической идеи составляют мнимые ошибки, несуществующие грехи и болезни, несовершенные преступления и т.д.

Фабула о преследовании кроме самого преследования может включать:

  • Бред ущерба, основанный на убеждении больного о том, что его имущество разворовывают или намеренно портят какие-то люди (обычно соседи или близкие люди). Больной убежден, что его преследуют с целью разорить.
  • Бред отравления, при котором больной ест только пищу собственного приготовления или консервы в жестяной банке, поскольку уверен, что его хотят отравить.
  • Бред отношения, при котором вся окружающая действительность (предметы, люди, события) приобретает для больного особое значение – больной во всем видит послание или намек, адресованный лично ему.
  • Бред воздействия, при котором больной уверен в существовании физического или психического воздействия на него (разнообразные лучи, аппараты, гипноз, голоса) с целью управления эмоциями, интеллектом и движениями для того, чтобы больной совершал «нужные поступки». Часто встречающийся бред психического и физического воздействия входит в структуру психических автоматизмов при шизофрении.
  • Бред кверулянтства (сутяжничества), при котором больному кажется, что его ущемили в правах, поэтому он при помощи жалоб, судебных разбирательств и тому подобных методов активно борется за восстановление «справедливости».
  • Бред ревности, который заключается в уверенности в измене сексуального партнера. Больной во всем видит следы измены и ищет ее доказательства «с пристрастием», превратно толкуя тривиальные поступки партнера. В большинстве случаев наблюдается бред ревности у мужчин. Характерен для хронического алкоголизма, алкогольных психозов и некоторых других психических расстройств. Сопровождается снижением потенции.
  • Бред инсценировки, при котором больной все происходящее воспринимает как спектакль или эксперимент над собой (все подстроено, медперсонал – это бандиты или сотрудники КГБ и пр.).
  • Бред одержимости, при котором больной полагает, что в него вселилась другая сущность, в результате чего пациент эпизодически теряет контроль над своим телом, но своего «Я» не теряет. Это архаическое бредовое расстройство часто сочетается с иллюзиями и галлюцинациями.
  • Бред метаморфозы, который сопровождается «трансформацией» больного в одушевленное живое существо и в редких случаях – в предмет. При этом «Я» больного теряется и пациент начинает себя вести соответственно этому существу или предмету (рычит и т.д.).
  • Бред двойника, который может быть положительным (больной считает незнакомых друзьями или родственниками) или отрицательным (больной уверен, что друзья и родственники – посторонние люди). Внешнее сходство объясняется удачным гримом.
  • Бред чужих родителей, при котором больной убежден, что его биологические родители – это воспитатели или двойники родителей.
  • Бред обвинения, при котором больному кажется, что все окружающие постоянно обвиняют его в различных трагических происшествиях, преступлениях и других неприятностях, поэтому пациенту приходится все время доказывать свою невиновность.

К данной группе примыкает пресенильный дерматозойный бред, который наблюдается преимущественно при психозах позднего возраста и выражается в возникающем у больных чувстве «ползания насекомых» в коже или под кожей.

Бред величия объединяет:

  • Бред богатства, который может быть правдоподобным (больной уверен, что у него на счету имеется солидная сумма) и неправдоподобным (наличие домов из золота и т.д.).
  • Бред изобретательства, при котором пациент создает разнообразные нереальные проекты.
  • Бред реформаторства, при наличии которого больной пытается преобразовать существующий мир (предлагает пути изменения климата и т.д.). Может иметь политическую подоплеку.
  • Бред происхождения, сопровождающийся уверенностью в том, что больной – потомок знатного рода и т. п.
  • Бред вечной жизни.
  • Эротический или любовный бред (синдром Клерамбо), которому подвержены преимущественно женщины. Больные убеждены, что к ним неравнодушен недоступный из-за более высокого социального положения (возможны другие причины) человек. Возможен эротический бред без позитивных эмоций – больной убежден, что его преследует партнер. Этот тип расстройства встречается редко.
  • Антагонистический бред, при котором больной считает себя центром борьбы добра и зла.
  • Альтруистический бред (бред мессианства), при котором больной мнит себя пророком и чудотворцем.

Бред величия может быть комплексным.

Депрессивный бред проявляется умалением собственного достоинства, отрицанием способностей, возможностей, уверенностью в отсутствии физических данных. При данной форме бреда больные сознательно лишают себя всех человеческих удобств.

Данная группа включает:

  • Бред самообвинения, самоуничижения и греховности, составляющий единый бредовой конгломерат, наблюдающийся при депрессивных, инволюционных и старческих психозах. Больной обвиняет себя в мнимых грехах, непростительных проступках, болезни и смерти близких, оценивает свою жизнь как череду сплошных преступлений и считает, что заслуживает самого строгого и страшного наказания. Такие больные могут прибегать к самонаказанию (членовредительство или самоубийство).
  • Ипохондрический бред, при котором больной убежден в наличии у себя какого-то заболевания (обычно тяжелого).
  • Нигилистический бред (обычно наблюдается при маниакально-депрессивном психозе). Сопровождается уверенностью в том, что сам больной, другие люди или окружающий мир не существуют, либо уверены в близком конце мира.
  • Синдром Котара — нигилистически-ипохондрический бред, при котором яркие, красочные и нелепые идеи сопровождаются нигилистическими и гротескно преувеличенными утверждениями. При наличии выраженной депрессии и тревоги доминируют идеи отрицания внешнего мира.

Отдельно выделяется индуцированный бред, который часто носит хронический характер. Реципиент при тесном контакте с больным и отсутствием критического отношения к нему заимствует бредовые переживания и начинает высказывать их в той же форме, что и индуктор (больной). Обычно реципиентами являются лица из окружения больного, связанные с ним семейно-родственными отношениями.

Причины развития

Как и в случае других заболеваний психического характера, точные причины развития бредовых расстройств на сегодняшний день не установлены.

Известно, что бред может возникать как результат воздействия трех характерных факторов:

  • Генетического, поскольку бредовое расстройство чаще наблюдается у тех людей, родственники которых имели психические нарушения. Поскольку многие заболевания носят наследственный характер, в первую очередь этот фактор влияет на развитие вторичного бреда.
  • Биологического — формирование бредовых симптомов по мнению многих врачей связано с дисбалансом нейромедиаторов в головном мозге.
  • Воздействия окружающей среды – согласно имеющимся данным, пусковым механизмом развития бреда могут быть частые стрессы, одиночество, злоупотребление алкоголем и наркотическими веществами.

Патогенез

Бред развивается поэтпапно. На начальном этапе у больного появляется бредовое настроение – больной уверен в том, что вокруг происходят какие-то изменения, у него возникает «предчувствие» надвигающейся беды.

Бредовое настроение в связи с нарастанием тревоги сменяется бредовым восприятием – больной начинает давать бредовое объяснение некоторым воспринимаемым явлениям.

На следующем этапе наблюдается бредовое толкование всех воспринимаемых больным явлений.

Дальнейшее развитие расстройства сопровождается кристаллизацией бреда – у больного образуются стройные, законченные бредовые идеи.

Этап затухания бреда характеризуется появлением у больного критики к имеющимся бредовым идеям.

Последний этап — резидуальный бред, который характеризуется наличием остаточных бредовых явлений. Выявляется после делирия, при галлюцинаторно-параноидных состояниях и при выходе из эпилептического сумеречного состояния.

Симптомы

Основным симптомом бреда является наличие у пациента ложных, не обоснованных убеждений, не поддающихся коррекции. При этом важно, что появившиеся бредовые идеи до расстройства больному были не свойственны.

Признаками острых бредовых (галлюцинаторно-бредовых) состояний являются:

  • наличие бредовых идей преследования, отношения и воздействия;
  • наличие симптомов психического автоматизма (чувства отчужденности, неестественности и искусственности собственных поступков, движений и мышления);
  • быстро нарастающее двигательное возбуждение;
  • аффективные нарушения (страх, тревога, растерянность и др.);
  • слуховые галлюцинации (не обязательный признак).

Окружающее приобретает для больного особый смысл, все события интерпретируются в контексте бредовых идей.

Фабула при остром бреде изменчива и неоформлена.

Первичный параноидальный бред отличается сохранением восприятия, стойкостью и систематизированностью.

Для вторичного бреда характерно нарушение восприятия (сопровождается галлюцинациями и иллюзиями).

Диагностика

Диагностика бреда включает:

  • изучение анамнеза пациента;
  • сопоставление клинической картины расстройства с диагностическими критериями.

Использующиеся в настоящее время критерии бреда включают:

  • Возникновение расстройства на патологической почве (бред — проявление заболевания).
  • Паралогичность. Бредовая идея подчинена собственной внутренней логике, которая основана на внутренних (аффективных) потребностях психики больного.
  • Сохранность сознания (исключение — некоторые варианты вторичного бреда).
  • Несоответствие и избыточность суждений по отношению к объективной реальности в сочетании с непоколебимой убежденностью в действительности бредовых идей.
  • Неизменность бредовой идеи при любой коррекции, включая суггестию.
  • Сохранность или незначительную ослабленность интеллекта (значительное ослабление интеллекта приводит к распаду бредовой системы).
  • Наличие глубоких нарушений личности, обусловленных центрированием вокруг бредовой фабулы.

Бред отличается от бредоподобных фантазий наличием стойкой убежденности в их достоверности и доминирующим влиянием на поведение и жизнь субъекта.

Важно учитывать, что заблуждения наблюдаются и у психически здоровых людей, но они не обусловлены психическим расстройством, в большинстве случаев касаются объективных обстоятельств, а не личности человека, а также поддаются коррекции (коррекция при стойких заблуждениях может вызывать затруднения).

Бред в различной степени затрагивает все сферы психики, особенно заметно сказываясь на эмоционально-волевой и аффективной сфере. Мышление и поведение больного полностью подчинено бредовой фабуле, но эффективность профессиональной деятельности не снижается, поскольку мнестические функции сохраняются.

Лечение

Лечение бредовых расстройств основано на комплексном применении медикаментозного и воздействия.

Медикаментозная терапия включает применение:

  • Нейролептиков (рисперидон, кветиапин, пимозид и др.), блокирующих расположенные в головном мозге рецепторы дофамина и серотонина и снижающих психотические симптомы, тревогу и беспокойство. При первичном бреде препаратами выбора являются нейролептики с избирательным характером действия (галоперидол и др.).
  • Антидепрессантов и транквилизаторов при депрессии, угнетенном состоянии и тревожности.

Для переключения внимания пациента с бредовой идеи на более конструктивную применяют индивидуальную, семейную и когнитивно-поведенческую психотерапию.

При тяжелых формах бредовых расстройств пациенты госпитализируются в медицинское учреждение до нормализации состояния.

По поводу классификации бреда существует очень много противоречивых суждений и связанных с ними споров. Указанные противоречивые суждения и споры обусловлены двумя обстоятельствами:

  • во-первых, предпринимается безнадежная попытка свести все многообразие бредовых феноменов в единую классификационную схему, учитывающую и сочетающую такие разные характеристики, как состояние сознания, предпочтительно интеллектуальное или чувственное расстройство, механизм бредообразования, структура бредового синдрома, тема и фабула бредового переживания, темп возникновения и развития бреда,его стадии, периоды, фазы, этапы;
  • во-вторых, для наименования классификационных групп используется множество обозначений, в которые авторы нередко вкладывают различное содержание. Среди таких обозначений наиболее часто встречаются формы, виды, типы, классы, категории, варианты бреда и др.

Разнообразие механизмов бредообразования, полиморфность проявлений (клиники) бредовых
феноменов, а также отсутствие достоверного понимания анатомо-физиологических и энергетических основ мыслительного процесса и его расстройств крайне затрудняют обоснованную систематику этих расстройств.

Наряду с критериями клинической оценки признаков бредового синдрома, названными нами параметрами бреда, существенную роль при разработке принципов систематизации бредовых идей играет оценка ряда «клинических характеристик ». На указанных «клинических характеристиках» необходимо вкратце остановиться.

Проявление, тема и содержание бредовых переживаний . Проявления бреда следует рассматривать как наиболее характерное, непосредственное отражение личности, интеллекта, характера, конституции больного. Одни авторы, проводя клинический анализ бредовых переживаний, оценивают бред как самостоятельный, изолированный, непостижимый психопатологический феномен, а другие «растворяют» бред в иных психопатологических образованиях. Любые бредовые переживания, бредовые идеи могут проявляться в виде бредовой тенденции, бредовых высказываний, бредового поведения.

Бредовые тенденции, составляя «доминанту психики», определяют все «умственные» и практические устремления больного: направленность его эмоциональных и аффективных установок, ассоциаций, суждений, умозаключений, т. е. всей интеллектуальной, мыслительной деятельности.

Бредовые высказывания в одних случаях адекватны бредовым переживаниям и отражают их сущность, в других они соответствуют бредовым интеллектуальным «разработкам», не отражая непосредственно элементы бредовых умозаключений, наконец, в третьих случаях высказывания больного отражают бредовые переживания не прямолинейно, а косвенно, что выявляется, например, при включении в эти высказывания неологизмов, имеющих непонятный для окружающих смысл.

Различия форм проявления бреда обусловлены сущностью и особенностями соотношения (в отдельных случаях взаимоотношения) «бредового Я» больного с его преморбидным «Я» или сохранными элементами психического статуса; субъективными жизненными установками, намерениями, планами; объективным миром вообще, объективным окружением, конкретными людьми. Неизменность «патологических условий», лежащих в основе болезни, по мнению И. А. Сикорского, обусловливает стереотипность, «шаблонность» бредовых тенденций и суждений больных.

Поведение больных в значительной степени предопределяется тематикой, направленностью и содержанием бредовых идей. Однако прямое влияние на их поведение оказывают и такие взаимосвязанные факторы, как актуальность бредовых переживаний, их аффективная «насыщенность», конституциональные и характерологические особенности личности больного, манера его взаимоотношения с окружающими, преморбидный жизненный опыт.

Многообразие возможных видов бредового поведения больных достаточно хорошо иллюстрируют материалы Г. Губера и Г. Гросса (1977), наблюдавших различные варианты реакций и действий больных шизофренией. К таким вариантам они относят:

  • при бреде преследования-защиту и самооборону, вербальный диалог с «преследователями», поиск защиты у других, бегство, изменение места жительства, угрожающие предупреждения «преследователям», преследование «преследователей», попытки агрессии, суицидальные попытки, информирование окружающих о «преследователях», паническую реакцию в связи с предполагаемой опасностью для жизни, уничтожение, возможно, компрометирующих документов, опасение отравления и отказ от приема пищи, лекарств;
  • при ипохондрическом бреде - самозащиту от неправильного лечения, сомнения в компетентности врачей и сестер, активное знакомство с популярной и научно-медицинской литературой, обвинение врачей в «сокрытии диагноза» ради «спасения чести мундира», суицидальные попытки из-за страха перед будущей судьбой, которая связана с определенной болезнью;
  • при бреде величия - действенное желание убедить окружающих в своей значимости, требование признания и поддержки, стремление к участию в общественной жизни в значимой роли, требование преклонения и повиновения, разделение окружающих на «сторонников» и «противников», агрессивные поступки по отношению к «противникам», вмешательство в чужие проблемы с целью чьей-либо защиты или обвинения, обиду на «сторонников» из-за их недостаточной «преданности», попытки присвоения имущества и власти других (считают, что то и другое принадлежит им), отказ от профессии, должности, элементов работы как недостойных собственной личности и т. д.

Любой бред независимо от его формы, структуры, синдро-мологической, нозологической принадлежности, содержания может быть моно- и полисюжетным, правдоподобным и фантастическим, обыденным и гиперболическим, последовательным (связным) и отрывочным, гипер- и гипотимным, понятным по смыслу и непонятным.

По методическим соображениям целесообразно различать общую идею, или фабулу , бреда, его тематическое оформление и конкретное содержание. При этом под фабулой бреда понимают совокупость суждений, выражающих основную концепцию бреда, т. е. направленность общего бредового умозаключения. Эта «направленность» влияет на более узкое бредовое суждение в виде темы бреда, но не предопределяет его конкретное содержание.

Основная сущность бреда, его фабула, может, например, заключаться в идее преследования без сколько-нибудь определенного сюжета: это наличие врагов, противников, какой-то силы, цель которых - причинить вред больному. Бредовое суждение, тема нередко сужается до мысли о том, что целью «преследователей» является уничтожение больного. Эта мысль иногда составляет конкретное содержание, включающее не только причины враждебного отношения к больному, но также уточнение способа реализации этого отношения, например, убийство путем отравления с целью избавить от него жену и ее любовника.

Так, основную фабулу бредовых переживаний находящегося под нашим наблюдением больного П. составляет появившаяся 2 года назад пессимистическая идея о том, что его будущее предопределено «плохим состоянием здоровья». Сначала эта идея имела характер «бредового предположения» о наличии неизлечимой болезни без ее конкретизации. Затем возникла твердая уверенность в том, что эта болезнь - сифилис мозга. Знакомство не только с популярной, но и со специальной литературой «позволило» больному сконструировать все содержание бреда, он «догадался», от кого заразился сифилисом, и понял, что болезнь приведет к прогрессивному параличу, а затем- к смерти, причем болезнь эта не только безнадежная, но и позорная.

Многочисленные наблюдения, включая собственные, позволяют прийти к выводу о том, что характер возникновения и развития бредового психического заболевания, не сопровождающегося помрачением сознания, а также многие другие сопутствующие факторы в известной степени предопределяют фабулу бреда и опосредованно, в процессе развития болезни,- его тему. В то же время конкретное содержание бреда чаще всего не зависит от патогенетических свойств данного психического заболевания и может быть вызвано случайными факторами (чей-то рассказ, случайно увиденный плакат, телевизионная передача, кинокартина и др.).

Несколько иначе формируются фабула, тема и содержание бреда, возникающего при помраченном сознании. В этом случае наблюдается «слияние» понятий фабула, тема и содержание бреда, целиком зависящих от природы и формы помрачения сознания.

Наличие определенной зависимости содержания бреда от внешних обстоятельств подтверждается тем, что в одну и ту же историческую эпоху, знаменующуюся одними и теми же событиями, отмечается известное сходство содержания бредовых переживаний психически больных независимо от этнического своеобразия и особенностей страны, в которой проживают эти больные. Так, например, после взрыва атомных бомб в Хиросиме и Нагасаки, запуска первого управляемого искусственного спутника Земли в психиатрических клиниках различных государств, находящихся в разных частях света, появились «изобретатели» атомных бомб, «космонавты», летавшие на Луну, Марс и т. п.

Данные литературы и собственные наблюдения позволяют согласиться с высказываниями ряда исследователей, считающих, что на содержание бреда, кроме событий личностного и общественного характера, в равной степени влияют разнообразные факторы .

К таким факторам, например, относят:

  • конституциональные свойства личности, преморбидные и актуальные интероцептивные ощущения, воздействующие «через сознание на размышления о причине болезненных ощущений»;
  • уровень культуры, образования, профессия, жизненный опыт, настроение, степень аффективной устойчивости, психогенные факторы, при которых даже «малые психогении» подходят к содержанию бредовых переживаний, «как ключ к замку»;
  • подсознательные и бессознательные ассоциации, апперцепции, идеи, из-за которых часто не удается установить мотивы, предопределившие содержание бреда, так как эти мотивы не осознаются самим больным, «скрыты» от него.

Синдромологические или нозологические особенности фабулы бреда выявляются не всегда. В одних случаях содержание бреда не зависит от формы психического заболевания, в других- типично для тех или иных нозологических форм, в третьих- сливаясь с некоторыми симптомами болезни (помрачение сознания, слабоумие и др.), может оказаться специфичным для конкретного психоза. Например, для прогрессивного паралича можно признать специфичным бред величия и богатства в сочетании со слабоумием, для алкогольного делирия - помрачение сознания с бредом преследования и переживанием непосредственной угрозы собственной жизни, для психозов позднего возраста - нигилистический бред Котара, убежденность в гибели вселенной, разрушении внутренних органов в сочетании со слабоумием большей или меньшей степени выраженности.

Неспецифичны, но достаточно типичны:

  • для хронического алкогольного психоза - бред ревности;
  • для эпилептического психоза- религиозный бред, отличающийся конкретностью, относительным постоянством, ограниченностью сюжета, практической направленностью;
  • для шизофрении - ипохондрический бред с идеями предстоящих физических страданий и смерти и т. д.

К изложенному выше можно добавить, что, по мнению И. Я. Завилянского и В. М. Блейхера (1979),

«характерными бредовыми феноменами» можно считать: для шизофрении - бред преследования, воздействия, отравления, гипнотического влияния; для циркулярной депрессии-идеи самообвинения; для возрастных психозов - бред ущерба, обкрадывания.

Некоторые авторы отмечают зависимость «направленности » темы, содержания бреда не только от формы психического заболевания, но также от этапа, периода, структуры болезни. Б. И. Шестаков (1975) полагает, что при поздно начавшемся шизофреническом процессе его первый длительный паранойяльный период характеризуется идеями отношения и значения («бред оценки» по Сербскому). В дальнейшем развивается бред преследования, непосредственной опасности с «разрыхлением» бредовой системы в парафренном периоде и влиянием на бредовую структуру разорванности мышления. А. В. Снежневский (1983) отмечает интеллектуальное, последовательно систематизированное содержание при первичной и образное - при вторичной чувственной формах бреда. Б. Д. Златан (1989), ссылаясь на «мнение многих авторов», признает характерным для шизофренического бреда оторванность его содержания от реальной действительности в отличие от экзогенного бреда, содержание которого непосредственно связано с окружающей реальностью.

К изложенному выше следует добавить суждение Е. Блейлера (1920), считающего типичными для шизофрении «несамостоятельные» бредовые идеи, которые являются прямым следствием ранее возникших идей («он сын графа, значит, его родители не настоящие»). Мы назвали бы такое содержание бреда «опосредованным», «паралогичным».

При определении параметров бреда уже было отмечено, что по степени реалистичности содержания бредовые идеи можно разделить на три категории: нереалистичные вообще, абсурдные, нелепые; нереалистичные для данного больного и данной ситуации, но в принципе правдоподобные; реальные для данного больного, правдоподобные, но по содержанию не соответствующие действительности.

По поводу случайности или закономерности содержания бреда существуют две диаметрально противоположные точки зрения. Одни авторы, например А. Б. Смулевич, М. Г. Ширина (1972), полагают, что содержание бреда можно рассматривать как следствие прогредиентной динамики психопатологических нарушений, т. е. бред - это «психическое образование», неотделимое от психического процесса, составляющего результат патологической деятельности мозга, а следовательно, содержание бреда детерминировано деятельностью мозга и его нельзя рассматривать как случайное, независимое от этой деятельности явление. Другие психиатры, считая возникновение бреда закономерным следствием развития данного психического заболевания, полагают, что содержание бреда может быть случайным. Эту мысль «всего» 140 лет назад высказал П. П. Малиновский, отметивший, что «...в помешательстве бред есть выражение сущности болезни, но предмет бреда, по большей части, есть обстоятельство случайное, зависящее от игры воображения больного или от наружных впечатлений».

Мы склонны присоединиться к точке зрения П. П. Малиновского, но при этом должны внести некоторое уточнение: возникновение бредовых переживаний всегда - закономерный результат развития прогредиентно текущего психического заболевания, один из этапов психопатологического процесса, следствием которого оказывается также основное идейное направление бреда, основная его форма - идея «преследования», «величия», «ипохондрическая» и др. Однако сюжетное оформление, конкретное содержание, детали бреда могут быть случайными.

Наличие типичного, или специфичного, для некоторых психозов содержания бреда не исключает возможность возникновения близких по фабуле бредовых идей при разных психических заболеваниях. Это обстоятельство не дает оснований для категорического отрицания диагностического значения содержания бреда во всех случаях [Смулевич А. Б., Щирина М. Г., 1972]. При этом, естественно, не следует смешивать понятия «содержание» и «структура» бреда.

Зависимость содержания бреда от пола и возраста . Достоверных, полученных на репрезентативном материале сведений о частоте различных форм бреда раздельно у мужчин и женщин нам найти не удалось. Однако принято считать, что бред ущерба и любовный бред чаще наблюдается у женщин, а бред ревности -у мужчин. По мнению Г. Губера и Г. Гросса (1977), бред виновности и совершенного преступления, влюбленности и ревности, предстоящей смерти «от руки близких», «обнищания и обкрадывания», «высокого происхождения» чаще встречается у женщин; ипохондрический бред и бред «запоздалых действий» более характерен для мужчин. Независимо от пола «способность к бредообразованию» с возрастом увеличивается [Гуревич М. О., Серейский М. Я., 1937], но при нарастании атеросклеротического или сенильного слабоумия - уменьшается.

Г. Е. Сухарева (1955) отмечает, что в детском возрасте бредовые идеи встречаются крайне редко и проявляются в виде неоформленного чувства опасности. Изредка наблюдаемые у детей «нелепые высказывания» непоследовательны, не связаны между собой, не похожи на бредовые идеи в полном смысле этого слова. Иногда такие высказывания, близкие по форме к бредовым, носят игровой характер, содержат мысли о перевоплощении в животных или возникают в процессе «бредоподобного фантазирования». Бредовые построения, отражающие жизненный опыт, требующие способности к абстрагированию и интеллектуальному творчеству, в детском возрасте не встречаются. Г. Е. Сухарева подчеркивает, что бредовые идеи у маленьких детей чаще возникают на фоне помраченного сознания и реже-на основе устрашающих зрительных галлюцинаций с «мотивом преследования». Возникновению этих идей могут предшествовать страх и «нарушение чувства симпатии» к родителям. Е. Е. Сканави (1956), В. В. Ковалев (1985), так же как Г. Е. Сухарева (1937, 1955), указывают на характерный для детей «ранний источник» дальнейшего развития бреда в виде изменения отношения к родителям, превращающегося затем в «бред чужих родителей». При этом авторы отмечают, что в случаях ранней шизофрении бредовые идеи постепенно трансформируются «от сновидных, катестезических форм», от паранойяльных и ипохондрических толкований в начале заболевания к бреду отравления. Одновременно становится менее выраженной связь содержания бреда с конкретной ситуацией, бред абстрагируется, теряется его «аффективная насыщенность».

В подростковом периоде наблюдаются мономанические бредовые идеи и паранойяльный бред, иногда со слуховыми галлюцинациями, переходящий в феномен психического автоматизма [Сухарева Г. Е., 1955]; развитие при юношеской шизофрении параноидной симптоматики, депрессивно-бредовых состояний с идеями самообвинения, изредка стойкий систематизированный паранойяльный бред, а также усложнение бредовых переживаний, связанное с расширением социального общения [Сканави Е. Е., 1962].

При поздней шизофрении отмечаются менее содержательный бред и иногда бред «малого размаха» с конкретной бытовой тематикой. Бредовая фабула у больных с возрастными органическими сосудистыми заболеваниями менее разработана, чем при функциональных психозах, в частности шизофренических [Штернберг Э. Я., 1967].

Сочетание бреда с другой психопатологической симптоматикой . Взаимосвязь бреда, бредовых идей с другими нарушениями психической деятельности может быть разнообразной. К подобным нарушениям относятся помрачение сознания, более или менее выраженное интеллектуальное снижение (включая нарушения памяти), иллюзии, галлюцинации, псевдогаллюцинации и др. Перечисленные симптомы и синдромы в одних случаях тесно связаны с бредовыми переживаниями, патогенетически взаимозависимы с ними, а в других - развиваются условно изолированно.

Расстройство сознания любой формы, сопровождающееся и не сопровождающееся галлюцинаторными переживаниями, служит благодатной почвой для развития бреда. Оно может вызвать появление бредовых идей или сопровождать их в тех случаях, когда бред предшествует расстройству сознания. Структура, характер, феноменологическое проявление, развитие бредовых идей видоизменяются при любом варианте их соотношения с помрачением сознания. Интеллектуальное снижение может лишь опосредованно «участвовать» в патогенезе бреда. Обычно же слабоумие той или иной степени выраженности отражается лишь на сюжете, содержании, оформлении бредовых идей, препятствуя в наиболее тяжелых случаях возникновению бреда. В отдельных случаях бредовые переживания могут возникать на базе конфабуляций (больные принимают за действительное собственные фантазии, заполняющие пробелы памяти) или на базе криптомнезии, т. е. «скрытых» воспоминаний. При этом основанием для развития бреда служат принимаемые за собственные услышанные или прочитанные сведения о различных событиях, чужих мыслях, открытиях, а также собственные воспоминания, «потерявшие черты знакомости» и поэтому воспринимаемые как новые [Короленок К. X., 1963]. С последним суждением нельзя полностью согласиться, поскольку криптомнезня, так же как коифабуляция, влияет только на оформление сюжета бреда, но не служит основанием для его возникновения и развития.

Наиболее часто бредовые идеи, возникающие при помраченном и непомраченном сознании, наблюдаются одновременно с иллюзиями, галлюцинациями, псевдогаллюцинациями.

В дифференциально-диагностическом отношении в каждом конкретном случае важно оценивать порядок возникновения во времени иллюзий, галлюцинаций, бреда и их сюжетной зависимости друг от друга.

Сюжетная связь между иллюзиями или галлюцинациями и бредом может быть прямой (содержание галлюцинаций совпадает с бредовыми переживаниями) и непрямой (содержание галлюцинаций «приспосабливается» к бреду паралогичными рассуждениями самого больного). При алкогольных галлюцинозах, по мнению А. Г. Гофмана (1968), бред обычно тесно связан с обманами восприятий, но содержание его не сводится только к сюжету этих «обманов», причем он считает, что бредовые идеи воздействия чаще других переживаний сопутствуют вербальным галлюцинациям, особенно комментирующим движения, поступки, ощущения и мысли больных.

Нередко у больных с идеями отношения и преследования-невозможно отделить одновременно возникшие иллюзорные переживания, «бредовые иллюзии» от каких-либо конкретных бредовых сюжетов, включающих только идеи преследования или только идеи отношения. В ряде случаев невозможно определить приоритет (по времени возникновения или значимости) иллюзий, галлюцинаций, бреда, тесно связанных друг с другом в единой бредовой композиции. Точное совпадение по содержанию вербальных псевдогаллюцинаций и бредовых переживаний, возникающих одновременно с ними и после них, нередко наблюдается при парафренном бреде.

В тех случаях, когда основу заболевания составляет параноидный синдром и больной жалуется на «запахи », практически невозможно не только определить, иллюзии это или галлюцинации, но также установить характер самих переживаний больного: действительно ли они включают сенсорный, чувственный компонент, т. е. действительно ли ощущается запах, или имеется лишь бредовая убежденность больного в наличии запаха. Подобная бредовая убежденность наблюдается при параноидных формах бреда с интерпретативным бредовым толкованием происходящего вокруг. Так, один находящийся под нашим наблюдением больной часто, особенно в периоды пониженного настроения, замечает, что окружающие люди (знакомые и незнакомые) стараются отойти от него, отворачиваются, потягивают носом воздух - принюхиваются. На их лицах больной замечает гримасы отвращения. Он давно утвердился в мысли о том, что от него исходит неприятный запах. Временами без должной уверенности считает, что сам ощущает этот запах, но обычно подтверждает, что о запахе догадывается по поведению других. В этом случае нельзя говорить о сочетании обонятельных галлюцинаций и бредовых идей. Здесь речь идет только о бредовых переживаниях с включением в них не действительных обонятельных галлюцинаций, а бредовых иллюзий. Обонятельные галлюцинации всегда в большей или меньшей степени тематически связаны с бредом. То же самое можно сказать о вкусовых и тактильных галлюцинациях. При этом в клиническом плане представляет интерес анализ соотношения у одного и того же больного бредовых переживаний с тактильными галлюцинациями и тактильными псевдогаллюцинациями.

Бредовая интерпретация тактильных галлюцинаций проявляется либо в прямой их связи с бредовыми идеями преследования, либо в сочетании с бредом-тематической, а не сюжетной связи с ним. Патологические ощущения, близкие к тактильным, могут локализоваться не только на поверхности тела, но также в подкожной жировой клетчатке, костях, внутренних органах, мозге. Это не просто сенестопатические ощущения или сома именно вызванные висцеральные иллюзии. В отличие от них тактильные галлюцинации облекаются в форму конкретного переживания и более или менее содержательны. Они во всех случаях трактуются по-бредовому. Сюжеты подобных галлюцинаций и их бредовое оформление разнообразны. Иногда тактильные галлюцинации и их бредовая интерпретация возникают одновременно. В ряде случаев «бредовое понимание» тактильных обманов развивается постепенно.

Известную синдромологическую взаимозависимость между бредом, с одной стороны, и галлюцинациями или псевдогаллюцинациями- с другой, можно выявить при возникновении бреда одновременно с соответствующими ему по фабуле псевдогаллюцинациями или после них и при появлении истинных: галлюцинаций, основывающихся на предшествующем бредовом сюжете.

При вербальных, зрительных и других галлюцинациях, вытекающих из бреда, соответствующих ему сюжетно и неотделимых от него, трудно исключить аутосуггестивный характер их возникновения. Некоторые авторы такие галлюцинации называют бредовыми. Подобный генез имеют, например, галлюцинации у больного, у которого возник бред преследования и отравления, а затем появились слышимые за стеной дома голоса преследователей, запах отравляющего газа, металлический привкус пищи и т.д. Суггестивный и аутосуггестивный механизм появления не только галлюцинаций, но и бреда выявляется при анализе индуцированных психозов.

На протяжении текущего столетия отечественные психиатры и ученые других стран уделяют большое внимание изучению характера синдромологических и клинических взаимоотношений между бредом и иллюзиями, галлюцинациями, псевдогаллюцинациями. Отдельные высказывания по названной проблеме и суждения о результатах соответствующих исследований заслуживают краткого обзора.

В связи с многомерностью, многопрофильностью, а также повторяемостью, типичностью, или специфичностью, бредовых синдромов, о которой уже говорилось, невозможно изложение их клиники по строгой, однозначной схеме. Однако наиболее приемлемым мы считаем последовательное клиническое описание различных бредовых синдромов по основным классам - бред нарушенного, или расстроенного, сознания, чувственный и интеллектуальный бред. Предлагаемый порядок изложения основывается на следующих положениях.

  1. Клиническая характеристика бредового синдрома включает анализ условий бредообразования, особенностей развития и свойств конкретного этапа (паранойяльный, параноидный, парафренный), тематической направленности и содержания «бредовых переживаний.
  2. Феноменологически одни и те же формы бреда могут встречаться при нарушенном сознании, чувственном и интеллектуальном бреде ненарушенного сознания (например, бред преследования наблюдается одинаково часто при бреде помраченного сознания, в частности делириозном, и интеллектуальном шизофреническом бреде, а также при чувственном бреде экзо-генно-органической природы).
  3. Близкие по психопатологическому проявлению бредовые синдромы существенно различаются в зависимости от нозологической формы психического заболевания (например, бредовые идеи ревности, возникающие при шизофрении и относящиеся к интеллектуальному бреду, существенно отличаются от бредовых идей ревности, наблюдаемых при чувственном бреде больных церебросклеротическим психозом, эпилепсией или алкогольным психозом).
  4. Возможны смешанные формы бреда (например, онейро-идный бред, патологически связанный с интеллектуальным шизофреническим бредом, но возникший при онейроидном помрачении сознания).

В связи с изложенным необходимо иметь в виду условный характер приводимого ниже разделения бредовых синдромов по основным классам бреда - интеллектуальному, чувственному, нарушенного сознания. При этом, если интеллектуальный бред встречается только при психических заболеваниях, в частности шизофрении, а чувственный бред - при различных психозах, протекающих с большей или меньшей «заинтересованностью» нервно-соматической сферы, то бред нарушенного сознания обязательно патогенетически связан с расстройством сознания разной степени выраженности, начиная от гипнагогического и гипнопомпического, истерического или эпилептического и кончая делириозным или онейроидным.

Учитывая сложность проблемы бреда, а также отсутствие достоверных знаний о сущности нормальной и патологической мыслительной деятельности, мы предлагаем многомерную систематику бредовых феноменов, включающую их разделение на следующие сводные группы:

  • классы, характеризующиеся отношением к высшим психическим функциям,- бред помраченного сознания, чувственный бред, интеллектуальный бред;
  • категории - бессвязный, интерпретативный, формирующийся, кристаллизованный, систематизированный бред;
  • виды механизма бредообразования - эссенциальный, голотимический (катестезический, кататимный), аффективный;
  • типы течения - острый, подострый, хронический и волнообразный, а также этапы, периоды, стадии бредового синдрома;
  • формы тематики и фабулы - бред преследования, величия и др.

Кроме того, следует различать типическую, или специфическую, синдромологическую и нозологическую принадлежность бреда.

Основные классы бредовых феноменов . Разделение бреда на первичный - интеллектуальный и вторичный - чувственный в отечественной, немецкой, французской, итальянской и ряде других психиатрических школ считается общепризнанным. Сущность такого разделения рассматривается в подавляющем большинстве статей, руководств, монографий по психиатрии, опубликованных за последние 100 лет, и излагается достаточно однотипно.

Однако не все психиатры, анализируя бредовые синдромы, обозначают их «первичные» или «вторичные». Эти авторы нередко присоединяются к мнению А. Эя (1958), считающего всякий бред вторичным.

Предпосылки к разделению бреда на интеллектуальный и чувственный в известной степени основываются на некоторых положениях формальной логики, в соответствии с которыми можно различать два вида бредового мышления: при первом нарушается когнитивная сфера - больной подкрепляет свое искаженное суждение рядом субъективных доказательств, объединенных в логическую систему; при втором нарушается и сенсорная сфера: бред больного носит образный характер с преобладанием грез и фантазий [Карпенко Л. А., 1985]. Примерно то же подчеркивает А. А. Меграбян (1975), считающий, что имеется «внутренняя двойственность психики», образованная мыслительной и чувственной функциями. В доступной обозрению литературе по психиатрии второй половины XIX и XX в. полностью подтверждается существование рамок, ограничивающих структуру классификации бредовых состояний феноменами, обусловленными нарушениями преимущественно интеллектуальной или преимущественно чувственной сферы.

В последние годы выделение основных классов бреда не претерпевает каких-либо принципиальных изменений. Так же как и в предыдущие десятилетия, оно соответствует двум основным функциям человеческой психики - интеллектуальной и аффективной. По-прежнему интеллектуальный бред обозначают как первичный и в большинстве случаев идентифицируют с интерпретативным, а аффективный, или чувственный, бред считают вторичным, и одни авторы объединяют его с образным, а другие - разграничивают с ним. Доказательства правильности указанной классификации или ее модификаций не отличаются оригинальностью, меняются лишь формулировки, иногда расстановка акцентов или перечень составных элементов.

Правильность деления бреда на чувственный, интеллектуальный, или интерпретативный, и смешанный вызывает сомнение, поскольку при так называемом чувственном бреде нарушения ощущений и восприятий по закону эксцентрической проекции могут быть вызваны нарушением мыслительного процесса и, следовательно, не являются этиопатогенетическим фактором, но вместе с тем интерпретативный бред может возникнуть вследствие изначального нарушения чувственной сферы.

Признавая клиническую обоснованность включения в систематику бредовых состояний классов интеллектуального и чувственного бреда, мы полагаем, что они должны быть дополнены классом бредовых феноменов, возникающих на почве помраченного сознания. Речь идет о бредовых переживаниях, начавшихся с момента помрачения сознания или с момента воздействия вызвавших его причин и исчезающих (за исключением случаев резидуального бреда) при прояснении сознания. К этому классу не относится чувственный бред, если его возникновение не связано с помрачением сознания, а сознание нарушается на высоте развития чувственного бреда. Отметим, что А. Эй (1954) настаивал на выделении формы бреда, связанного с расстройством сознания. Кроме того, сохранение основных разделов традиционной систематики нуждается в следующих дополнительных пояснениях:

  • обозначение бредового феномена термином «интеллектуальный» бред в отличие от других форм бреда не вполне обоснованно, поскольку любой бред обусловлен расстройством интеллекта и является интеллектуальным;
  • понятия «интеллектуальный » и «чувственный » бред отражают механизм бредообразования, характеризуют психопатологическую структуру дебюта, течения, исхода соответствующего бредового феномена, но не исключают участия в процессе развития интеллектуального бреда чувственных элементов и в процессе развития чувственного бреда компонентов интеллектуального бреда;
  • понятия «первичный » и «интеллектуальный » бред можно считать синонимами, в то время как понятие «интерпретативный» указывает на психопатологические элементы, встречающиеся при разных клинических вариантах острого и хронического бреда, и не определяет принадлежность этого бреда к тому или иному классу;
  • правомерно существование понятия «сочетанный» бред, объединяющего в классы чувственного бреда «образный», «галлюцинаторный» бред и бред «воображения».

Разделение бредовых феноменов на первичный - интеллектуальный и вторичный - чувственный. Первичный - интеллектуальный - бред нередко обозначают также как «истинный», «систематизированный», «интерпретативный». Так, К. Ясперс (1923) пишет о том, что истинными бредовыми идеями мы называем именно такие, источником которых служит первичное патологическое переживание или необходимой предпосылкой к возникновению которых является изменение личности; истинные бредовые идеи могут быть неотличимы от действительности и совпадать с ней (например, при бреде ревности); первичный бред делится на бредовое восприятие, бредовое представление, бредовое осознание. М. И. Вайсфельд (1940) соглашается с Роллером и Мейсером в том, что первичный бред возникает не в результате психического процесса, а непосредственно в мозге. А. В. Снежневский (1970, 1983) подчеркивает, что отправной точкой для интеллектуального бреда служат факты и события внешнего мира и внутренние ощущения, искаженные интерпретацией больных. В. М. Морозов (1975) указывает на возможность «инфильтрации» интерпретативного систематизированного бреда элементами чувственного бреда и отмечает, что, по мнению французских психиатров, в таких случаях говорят о бреде воображения, который, включая в себя переоценку собственной личности и даже мегаломанические идеи, интенсифицирует и сопровождает интерпретативный паранойяльный бред.

Термин «интерпретативный бред» и понятие «бредовая интерпретация» неоднозначны, так как характеризуют различные стороны психопатологического феномена.

Бредовая интерпретация всегда выражается в бредовом толковании происходящего вокруг, сновидений, воспоминаний, собственных интероцептивиых ощущений, иллюзий, галлюцинаций и т.д. Симптом бредовой интерпретации полиморфен и может встречаться при любом бредовом психозе. Интерпретативный бред, или «бред толкования» [Вернике К-, 1900], по типу течения разделяют на острый и хронический. Каждый из этих типов самостоятелен, они различаются по механизму возникновения, психопатологическим проявлениям, особенностям развития и нозологической принадлежности. Во всех отечественных исследованиях основоположниками учения об интерпретативном бреде признаются П. Серье и Ж. Капгра (1909), выделившие два варианта интерпретативного бреда. К первому, основному, они отнесли синдром, включающий бредовые концепции,- «концептуальный» бред, ко второму, симптоматическому,- бред интерпретации в виде «бреда предположительного» и «бреда вопросительного». Основной интерпретативный бред (по современной номенклатуре - хронический интерпретативный бред), встречающийся преимущественно в структуре шизофрении, включает систематизированные бредовые идеи и характеризуется большинством признаков первичного, или интеллектуального бреда. Взаимоотношения, взаимозависимость бредовой концепции, бредового умозаключения и бредовой интерпретации при первичном интеллектуальном бреде, сопровождающемся хроническим интерпретативным бредовым синдромом, могут быть двоякими по механизму образования. В первом случае бредовая концепция возникает внезапно в виде бредового озарения- «инсайта» с последующей хронической паралогической разработкой интерпретативного бреда; во втором - бредовые интерпретации, имеющие паралогические построения, предшествуют кристаллизации и последующей систематизации бреда, а затем продолжаются в виде интерпретации прошлого, настоящего и предполагаемого будущего в соответствии с фабулой кристаллизовавшегося бреда.

Симптоматический интерпретативный бред (по современной номенклатуре - острый интерпретативный бред) встречается при различных острых психозах, в том числе психозах помраченного сознания.

В этих случаях, по П. Серье и Ж. Капгра, клиническая картина характеризуется отсутствием тенденции к систематизации, иногда спутанностью, психотическими вспышками, интермиттирующим течением и др. Она состоит в болезненно извращенном толковании «реальных фактов» или ощущений, обычно с иллюзиями и реже с галлюцинациями. По Ж. Леви-Валенси (1927), острый интерпретативный бред отличается от хронического интерпретативного бреда отсутствием тенденции к систематизации; меньшей глубиной, выраженностью и сложностью интерпретативных построений; более выраженным аффективным сопровождением, склонностью к тревоге и депрессивной реакции; большей курабельностью.

Примерно с середины текущего столетия интерес к клинике «бреда интерпретации» заметно возрос. При этом проявления хронического интерпретативного бреда по-прежнему идентифицировали с проявлениями первичного интеллектуального бреда, рассматривая как одну из сторон присущей ему психопатологической картины, в большинстве случаев типичной или даже специфичной для шизофренического бреда. Острый интерпретативный бред, встречающийся при большинстве психозов, включая шизофрению, не во всех случаях удается полностью идентифицировать с вторичным чувственным бредом.

Составленная Ж- Леви-Валенси клиническая характеристика острого чувственного бреда уточнена и дополнена: этот бред отличается изменчивостью, непостоянством, нестойкостью, незавершенностью бредовых идей, отсутствием логической разработки фабулы, малой зависимостью от структуры личности, быстрым темпом образования идей, иногда наличием критических сомнений, отдельными разрозненными иллюзиями и галлюцинациями. Он характеризуется также мгновенностью возникновения, заполнением фабулы бреда происходящим в данный момент вокруг больного без бредовой ретроспекции и феноменологическими, динамическими элементами, позволяющими рассматривать острый интерпретативный бред как промежуточный синдром между хроническим интерпретативным и острым чувственным бредом [Концевой В. А., 1971; Попилина Е. В., 1974]. Разделению или, наоборот, идентификации острого интерпретативного и вторичного чувственного бреда уделяют внимание в своих исследованиях А. Эй (1952, 1963), Г. И. Зальцман (1967), И. С. Козырева (1969), А. Б. Смулевич и М. Г. Ширина (1972), М. И. Фотьянов (1975), Е. И. Терентьев (1981), П. Пишо (1982), В. М. Николаев (1983).

Вторичный бред - чувственный, его клинические проявления описаны в огромном количестве работ отечественных, немецких, французских психиатров и др. В отечественной психиатрии, особенно второй половины XX в., чаще других используют термин «чувственный бред», однако нередко в качестве синонимов можно встретить термины «аффективный бред», «бред воображения», «образный бред» и т. п. Определение понятия «чувственный бред» на протяжении столетия давали многие авторы, поправлявшие и дополнявшие друг друга. В последние десятилетия неоднократно составлялись сводные дефиниции термина «чувственный бред». Так, А. В. Снежневский (1968, 1970, 1983), резюмируя высказывания ряда психиатров, пишет, что чувственный бред с самого начала развивается в рамках сложного синдрома наряду с другими психическими расстройствами, имеет наглядно образный характер, лишен связной системы доказательств, логического обоснования, отличается фрагментарностью, непоследовательностью, неясностью, нестойкостью, сменой бредовых представлений, интеллектуальной пассивностью, преобладанием воображения, иногда нелепостью, сопровождается растерянностью, напряженной тревогой, нередко импульсивностью. При этом содержание чувственного бреда строится без активной работы над ним, включает события как реальные, так и фантастические, грезоподобные.

Фантастический бред сопровождается растерянностью. Он может проявляться в виде антагонистического бреда - борьба двух начал, добра и зла, или почти идентичного ему манихейского бреда - борьба света и тьмы с участием в ней больного, бреда величия, знатного происхождения, богатства, могущества, физической силы, гениальных способностей, экспансивного, или грандиозного, бреда - больной бессмертен, существует тысячи лет, обладает несметными богатствами, силой Геркулеса, гениальнее всех гениев, руководит всей Вселенной и т. п. Нередко чувственный бред отличается чрезвычайной образностью, непрерывно пополняется новыми деталями, обычно противоречивыми, незапоминаемым больными множеством событий с оценкой происходящего вокруг как специально разыгрываемой инсценировки - бред инсценировки. При чувственном бреде постоянно меняются люди и обстановка - метаболический бред, наблюдается также бред положительного и отрицательного двойника - знакомые загримированы под чужих, а чужие - под знакомых, родных, все происходящие вокруг действия, слуховые и зрительные восприятия трактуются с особым значением- символический бред, бред значения.

К фантастическому бреду относятся также бред метаморфозы- превращения в другое существо и бред одержимости. Разновидностью образного бреда является аффективный бред, сопровождающийся депрессией или манией. К депрессивному бреду принадлежат бред самообвинения, самоуничижения и греховности, бред осуждения окружающими, бред гибели (близких, самого больного, имущества и т. д.), нигилистический бред, бред Котара.

Похожие публикации